Жизнь в ритме рок-н-ролл

Журналист ЕЛЕНА ДРАГНЫШ (@elenadragnysh)

Герой ИВАН АХТЫРСКИЙ, преподаватель танцев (роллинг, блюз, чарльстон, танго), соорганизатор ежегодного петербургского фестиваля «Танцы Нон Стоп»

Фото: Даниил Рабовский (rabovsky.ru), Валерий Васильев (@val_vasilyev)

Рок-н-ролл. Чарльстон. Блюз. Линди-Хоп. Ретро или не устаревающая классика. Винтаж или стиль жизни людей, по-настоящему любящих джаз и рок-н-ролл.

Герой нашего интервью не мыслит жизни без танца и уверен, что нашёл своё призвание.

О пользе танцев для современного человека и о важности личных границ в паре рассказал преподаватель свинговых танцев в школе Cat Style, создатель и соорганизатор ежегодного петербургского фестиваля «Танцы Нон Стоп» Иван Ахтырский.

Иван, расскажите о направлениях свинговых танцев. Актуальны ли они сейчас? Где и под какую музыку их танцуют?

Все эти стили из одной семьи, но различия сложились от времени и характера музыки, которая менялась в течение века.

Чарльстон — быстрый, простой, весёлый.

Линди-хоп — куражный, свободный, космополитичный танец.

Буги — более упругий, акцентированный.

Блюз — парный, медленный и красивый, очень тонкий и даёт максимальную свободу пластике.

Роллинг — самый быстрый из всех танцев: динамика, повороты, и при этом самый компактный по расположению партнёров на танцполе.

Музыка разнообразна — джаз, блюз, рок, рок-н-ролл, ритм-н-блюз, фанк. В Петербурге очень много замечательных музыкантов, которые играют так, что невозможно усидеть.

Танцуем обычно в клубах на концертах и на вечеринках, которые устраивают танцевальные школы, и на музыкальных фестивалях.

 

Вы придумали новый стиль — роллинг. Чем он отличается от остальных направлений?

Роллинг — это клубный рок-н-ролл. Раньше рок-н-рольщики не учились нигде танцевать, у каждого был свой собственный стиль. И всё чаще, люди, которых я учил линди-хопу и буги, просили научить тому, как я сам танцую в клубах.

Я соединил свой опыт импровизации в социальных танцах, динамику рок-н-ролла и специфику танцевания в ограниченных пространствах клубов, придумал методику преподавания этого стиля, и назвал его «роллинг» — от английского слова «крутиться».

При обучении всегда была проблема, что девушки, как правило, быстрее учат основные движения, а мужчинам надо и движения запомнить, и учиться вести партнёршу. Партнёрши начинают скучать, и это демотивирует мужчин.

В роллинге мы всегда начинаем с взаимодействия — мужчины учатся вести партнёрш, а когда получается, девушки рады контакту в паре, а партнёры уже готовы осваивать новые движения. Это моё ноу-хау в свинговых танцах. Работает отлично.

От остальных направлений роллинг отличается высокой динамикой движений при компактности места на танцполе. По ритму он самый быстрый — бэйсик (базовый рисунок, последовательность шагов — прим.ред.) на 4 доли, но всё зависит от музыки. Бэйсиков изначально три: рок, кантри, твист, а позже можно включать что угодно. В этом смысле роллинг очень свободный танец, как линди-хоп или блюз.

Большое внимание уделяем постуре — выстраиванию положения тела в танце и чувству оси. Разнообразие поворотов и вращений придаёт роллингу динамику. А фокус на постуре и взаимодействии — красоту. Благодаря регулярности и ритмичности сокращения и расслабления мышц выпрямляются спины, организм приходит в тонус. А это ни с чем не сравнимое удовольствие от своей работы, когда занятия приносят и удовольствие, и здоровье.

 

Любой ли человек может научиться танцевать свинговые танцы?

Роллинг подходит для любого человека, а акробатику мы ведём специальным курсом для желающих при адекватном соотношении веса и силы партнёров. Пока роллинг преподаём только мы в школе Cat Style.

Блюз тоже доступен для всех в силу лёгкой регулировки контрастности танцевания.

Акробатический рок-н-ролл требует особой подготовки.

Чарльстон 20-х подходит для всех, у кого дыхание в норме.

Линди-чарльстон может быть трудноват у кого проблемы с коленными суставами, т.к. ритм держится в теле и в коленях.

 

Как возникла идея создания фестиваля «Танцы Нон Стоп» и реализовалась ли она в полной мере?

«Танцы Нон Стоп» — фестиваль бесплатных мастер-классов по танцам, который мы делаем уже третий год в Александровском парке у Балтийского дома. На идею создания меня вдохновил Илья Поляков и школа жонглёров «ОГО». Они проводили «День Танцев», и все желающие могли пробовать разные стили в один день.

Реализация фестиваля стала возможна благодаря содействию Администрации Петроградского Района и ПМЦ Петроградский. Нам разрешили провести фестиваль в Александровском парке, предоставили технику и специальный танцпол, организовали воду для участников, место для вещей, еду для преподавателей, туалет-автобус. С такой поддержкой стало возможным сделать всё бесплатно.

Я пригласил преподавателей по разным направлениям социальных танцев, среди которых были чемпионы России и мира, и, конечно, участвовал сам. Также была часть с современными «уличными танцами» с интереснейшими участниками и профессиональными судьями.

Фестиваль делаем раз в год на границе весны и лета. В 2020 г. из-за карантина провели в августе. И я пригласил новое направление — аргентинский фольклор.

Иван, почему вы выбрали именно рок-н-ролл и как пришли к танцевальной деятельности?

Скорее рок-н-ролл выбрал меня. Нашли друг друга по характеру.

Танцевать я начал с 7 лет. Родители отдали на ритмику, потом на бальные танцы. В медицинской гимназии занимался историческими танцами. Далее был перерыв на карате — всерьёз и надолго.

В старших классах увлёкся музыкой рок-н-ролла. Позже стал заниматься акробатическим рок-н-роллом. Сложилась отличная тусовка, но вскоре я понял, что это спорт, где нет места свободе творчества.

На концертах в клубах я увидел, как танцуют люди из рокабилли-тусовки: Николаич, Лёша-Европа, Вова-Рок`н`ролл, ЖеняКоган. Это было так по-настоящему, без пафоса, с задором, от души. Тогда я и узнал, что этому нигде не учат и у каждого свой стиль.

На одном из рок-н-рольных конкурсов я познакомился с Аней Смирновой, сошлись по ощущениям друг друга и стали много танцевать. Мы никогда не бронировали столики, могли танцевать, ни разу не садясь. Мне нравилось смешивать навыки акробатического рок-н-ролла, добавлять элементы из сальсы, плавность, динамику и скорость, присущую фигурному катанию.

Потом я увидел, как танцуют буги-вуги и шим-шам Владимир Ишимов и Ксения Семенихина из Москвы. Это была новая живая эстетика, и я стал заниматься буги у Андрея Прокопенко.

Чуть позже в Петербург с мастер-классами приехал шведский танцевальный коллектив Rhythm Hot Shots. И вновь моё представление о танцах, стилях и преподавании перевернулось. Я начал ездить в шведский лагерь Herrang Dance Camp — крупнейший в Европе фестиваль танцев в стиле свинг. Занимался там буги и линди-хопом, наблюдал, как ведут уроки мировые преподаватели на разных уровнях подготовки.

Потом фестивали по танцам в стиле свинг стали проходить в Москве, в Петербурге, в Киеве. Это также дало мне бесценный опыт.

В 2002 г. я познакомился с Юлей Захаровой — опытным преподавателем аэробики, фитнеса и танцев для женщин. Общение с ней дало мне новый опыт ведения занятий с точки зрения спортивной методики, распределения нагрузки и динамики уроков.

Мы стали преподавать вместе с ней буги и чарльстон, делали номера для выступлений, танцевали с ними в клубе «Голливудские ночи», «Акватория».

Преподавание давалось поначалу нелегко. Но на тот момент я уже имел опыт бальных танцев, единоборств, что оказалось полезным при объяснении движений мужчинам, акробатического рок-н-ролла, классической хореографии — мне посчастливилось заниматься у великолепной Аллы Осипенко (Алла Евгеньевна Осипенко — советская артистка балета, киноактриса, балетный педагог; солистка театра оперы и балета имени С.М. Кирова — прим.ред.). Активно танцевал буги-вуги, линди-хоп и чарльстон, проходил стажировку как тренер по танцевальной аэробике. И мне было очень интересно открывать людям дорогу к танцу.

Я учился в СПбГУ на Философском факультете, на отделении культуры Востока. Заканчивая, хотел стать дизайнером с упором на восточную стилистику. Какое-то время работал креативным дизайнером в дизайн-студии Виктора Югая, что тоже дало мне бесценный опыт. Но и после работы в студии, и после выпуска из СПбГУ я всё же решил остаться верным танцам.

Сейчас я веду занятия с Наташей Кохановой в нашей школе Cat Style — роллинг, блюз, чарльстон.

Вы также танцуете и преподаете аргентинское танго. Роллинг и танго, на мой взгляд, совершенно разные. Как вам удаётся совмещать эти два направления?

Да, это как две части инь-яна. Увлёкся музыкой танго в конце 90-х. В университете ходил на концерты оркестра Алексеева, который исполнял Астора Пьяццоллу (аргентинский композитор, обогатил жанр танго элементами джаза и классической музыки, родоначальник стиля танго нуэво — прим.ред.). Когда я посмотрел фильм «Урок танго», то загорелся постичь этот танец.

В 2006 году я стал изучать танго в студии «el Abrazo» , где занимался 5 лет. Благодаря преподавателям сложилась очень мощная и интересная группа. На танго милонге мы познакомились с женой.

Мне очень нравится преподавать танго, ибо в нём самые основные моменты для взаимодействия, самые тонкие ощущения между партнёрами. Так и живут во мне параллельно танго и роллинг.

Кстати, блюз очень близок к танго. Благодаря танго и блюзу я сравниваю преподавание со скульптурой танца, ибо танец, движение есть в каждом человеке, но его надо высвободить, отсечь всё лишнее — снять зажимы, блоки, вылепить для этого тело и самоощущение человека.

 

Разделяют ли близкие ваши интересы?

Мои родители медики. И с одной стороны они рады за меня, и кроме мотоциклов ничего особо не запрещали, с другой — они живут своей жизнью. Родители познакомились на бальных танцах, поэтому увлечение танцами нас объединяет.

Моя жена — дирижёр хора, поёт в группе «Акапеллика» и преподаёт вокал. И мы, конечно, танцуем с ней всё, что нравится. Правда, она чаще ходит на танго милонги, а я больше на концерты. А наш сын и танцует, и поёт в удовольствие, разделяя и совмещая наши увлечения.

 

Что для вас личные границы?

В парных танцах приходится впускать иногда совершенно незнакомого человека в своё личное пространство. Как правильно выстраивать личные границы с партнёром в танце?

В парных танцах на первом месте взаимодействие. Оно начинается с взгляда партнёров друг на друга, с невербального контакта. Далее следует либо диалог, который помогает узнать друг друга, либо, если вы уже знакомы, включается память о вашем опыте общения.

До появления школ социальных танцев, мы не были готовы к такому танцевальному диалогу. Если мы хотели познакомиться с кем-то в толпе на концерте, то начинали танцевать друг напротив друга. Только взгляд, мимика и движение — невербальный и нефизический контакт, после которого было уже намного легче пригласить танцевать в паре.

Кто уже занимается в школах, понимает, что, как и в любом общении, есть этикет танца и приглашения. Говоря проще: нельзя просто хватать друг друга и идти танцевать. Зону комфорта в танце регулируете вы. Хотите ли вы нового и незнакомого в плане людей, музыки, движения или танцевать с любимым партнёром под любимую музыку.

На занятиях социальными танцами часто меняются партнёрами. Методически очень оправдано. В разных парах вы по-разному открываете своё личное пространство. И высший пилотаж, когда ваше восприятие не отражается в теле. Это и в жизни даёт навык быть более открытыми или чётко обозначать границы.

Также есть движения, положения рук, тела, которые не со всеми будешь делать. Кто-то относится к этому проще, а кто-то серьёзнее. И это есть в разных танцах. При некомфортных ситуациях в танго можно сказать «спасибо», и тем самым дать понять о нарушении границ. В других танцах можно отойти на комфортное расстояние и продолжить танцевать.

Я расслаблен, когда партнёрша сияет, получая удовольствие от танца, и это видно на её лице: улыбка, глаза. И напрягаюсь, когда в меня впиваются взглядом, забываю, как надо танцевать.

Как считаете, танцы это ваше призвание?

Да. Танцы для меня панацея. Когда танцуешь, тело оживает, и мозг, переключаясь, отдыхает. Обмен веществ активизируется, суставы разрабатываются, мышцы вспоминают, что существуют. От хорошей любимой музыки, от общения, от эмоционального и физического контакта, от объятий улучшается настроение. А когда ты делишься этим счастьем с другими, учишь находить невербальное понимание, получаешь от этого ещё больше удовольствия.

Что бы вы посоветовали нашим читателям, которые мечтают научиться танцевать, но не решаются или считают, что «уже поздно»?

Начать танцевать никогда не поздно.

Конечно, чем моложе, тем проще обучаться. В старшем возрасте надо просто настроиться работать серьёзнее. У меня были прекрасные ученики, которым было 74 года, а люди среднего возраста часто радуют лёгкостью восприятия и координацией.