VSETUT РАБОТАЮТ

Разбиралась в тонкостях рекламы и предпринимательства АРИНА ШЕРСТНЕВА

(@arionignis55)

Герой: АЛЕКСАНДР СНИТОВСКИЙ (@snitovskii@vsetut.mediavsetut.media)

Фотографии: ВАЛЕРИЯ СОКОЛОВА (@valerysokolovavk.com/valeriya_sokolova)

В 24 года добиться успеха в предпринимательской деятельности, основать собственное рекламное агентство, объездить весь мир и быть открытым и просто хорошим человеком — легко. Если ты берёшь и делаешь. Основатель рекламного агентства VSETUT Александр Снитовский рассказывает о том, как он развивал свои предпринимательские способности, чем отличается предпринимательство в России и в Финляндии, а также даёт советы, как выжить малому бизнесу в период кризиса.

Первая ваша работа связана с продажей телефонов в подземном переходе. Тогда вам было 16, кажется. Уже тогда начали появляться первые задатки бизнесмена?

 

Я делаю чёткое разграничение между понятиями предприниматель и бизнесмен. Предприниматель — это лидер в составе команды, который ведёт её к успеху и намеченным целям и принимает участие во всех рабочих процессах. Бизнесмен — это состоявшийся предприниматель с уже несколькими бизнесами в разных сферах, которые приносят большое количество денег. На данный момент я больше отношу себя к предпринимателям.

 

Когда мне было 13 лет, я начал заниматься Tecktonik, в то время этот танец был невероятно популярен, и многие хотели научиться его танцевать. Кроме того, это было прибыльное дело в Питере. Спустя полгода как я научился хорошо его танцевать вместе с другом мы решили открыть свою школу танцев по этому направлению. Танцевальную студию мы решили назвать «Lips», не зная перевода данного слова. На тот момент это просто звучало красиво.

 

Вот это я считаю первыми предпринимательскими задатками. У нас были настоящие обязанности, дела и цели. Мы искали желающих из социальных сетей, с улицы, из объявлений, подыскивали залы для аренды и преподавали. Не могу сказать, что это приносило тогда много денег, но для школьника 7–8 класса это были потрясающие деньги. На тот момент, несмотря на возраст, я уже был одним из лучших танцоров Европы по этому направлению. Поэтому ученики набирались ко мне и к моему другу очень охотно, даже без рекламы. Теперь вы знаете, что все предпринимательские задатки берут своё начало гораздо раньше, чем с 16-ти лет.

 

Считаете европейское образование, направленное на бизнес-среду, эффективнее российского?

 

Не могу объективно сравнивать обучение бизнесу в Европе и в России, потому что обучение бизнесу это довольно странная история. Ты можешь развиваться в каких-то смежных сферах, которые помогут тебе в построении бизнеса, по типу рекламы и бухгалтерии.

Мне кажется, что предпринимательство — оно либо есть у тебя в крови, и ты способен брать на себя ответственность и организовывать работу, либо нет.

В этом и есть основное различие между теми, кто нанимает на работу, и теми, кто работает на того самого человека. Когда я заканчивал университет, у меня было несколько одногруппников, которые так же, как и я, планировали работать в сфере какого-то бизнеса. Но наше различие было в том, что я сразу после университета перешёл в предпринимательскую деятельность, а они пошли дальше повышать курсы своего предпринимательства в другие университеты. И вот уже сколько лет прошло, а они всё ещё учатся, и бизнеса у них нет, а я уже занимаюсь вполне приличной предпринимательской деятельностью. Поэтому спорный вопрос — нужны ли все эти курсы.

Мне кажется, нужно просто брать и делать, заниматься повышением уровня своего знания, работать над тем, как масштабировать свой бизнес.

В одном интервью вы упомянули тот факт, что до основания агентства занимались продажей янтаря китайцам, а также основали в Финляндии компанию по продажам моноколёс и гироскутеров. Можете рассказать подробнее об этих начинаниях и уже зрелых бизнес-проектах?

 

Работу с китайцами и янтарём я бы точно не относил к бизнесу. Я работал в лучшей сувенирной галерее Санкт-Петербурга, куда привозили только обеспеченных людей, средний чек которых выходил порядка 2-х млн. рублей. С этими людьми необходимо было работать очень образованному человеку со знанием языков и умением рекламировать. Это то, что я умею делать лучше всего. Я общался и продавал дорогие ювелирные украшения, а все заработанные деньги тратил на протяжении следующего года в Европе, где обучался.

 

История с продажей гироскутеров и моноколёс требует отдельного внимания. У меня всю жизнь была невероятная любовь к гаджетам, и, когда я узнал о таких штуках как гироскутер и моноколесо, я подумал о том, что должен быть как-то связан с этим. На втором курсе университета HAMK в Финляндии мне пришла идея ввозить моноколёса и гироскутеры в Финляндию и продавать их там. Я нашел партнёров в Китае и всех людей, которые могли быть задействованы в этом процессе, подготовил все документы. У меня было просчитано всё. Когда передо мной встала последняя задача — зайти в муниципалитет и отдать документы, какое-то провидение сказало мне, что надо всё это дело прекратить и уйти. Что я и сделал. Через неделю я узнал о том, что все крупные супермаркеты Финляндии сделали закупку на моноколёса. Это означало, что, если бы я тогда подписал этот контракт на открытие компании, попал бы на очень большие деньги, так как мои партии товара были не такие большие и в гипермаркетах моноколёса явно были бы дешевле. Тогда я понял, что кто-то меня спас, хотя идея была отличная. Поэтому сейчас она пока отложена на дальнюю полку.

Как было организовано агентство VSETUT?

 

Я бы сказал, агентство в том виде, в котором оно существует сейчас, образовалось около двух лет назад. До этого момента это была просто команда людей, которая работала над не очень масштабными проектами. Где-то два года назад мы поняли, что наша команда сформировала костяк, и нам стоит объединиться под каким-нибудь названием, чтобы работать с более крупными заказчиками и делать более интересные проекты. Тогда и появилось название VSETUT, потому что все тут работают и творят что-то креативное.

Мы поняли, что должны быть совершенно не похожими на другие агентства, поэтому у нас нет офиса.

Нам кажется, что творческие люди не могут существовать в формате офиса, мы классно организованы, и у нас происходят регулярные встречи, где мы обсуждаем проекты и работаем, но это происходит вне клетки из четырех стен.

 

У нас, на самом деле, очень крутая команда, потому что если в ней оператор, то это лучший новостной оператор, если это фотографы, то они из известных изданий, если это копирайтеры и кураторы проектов, то это ведущие шеф-редакторы новостных каналов Санкт-Петербурга.

 

Как прийти в рекламную сферу человеку, который в ней не специализируется?

 

Если есть желание и возможности, достаточно просто прийти. Мы попробуем поработать с вами над каким-то проектом, поймём, сможем ли мы все сработаться. С нами было очень много талантливых ребят, которые делали всё очень круто, но настолько в своём подходе и ключе, что мы никак не могли сработаться, потому и результат получался плохим. С кем нам точно не по пути, так это с людьми, для которых важна только материальная составляющая, а не работа в нашей крутой команде.

 

Какой стратегии стоит придерживаться команде, чтобы достичь лучших результатов в рекламном бизнесе?

 

Подход к каждому клиенту должен быть индивидуальным. Как правило — это широкая улыбка на лице и желание донести до заказчика мысль: если у клиента всё будет хорошо, у нас тоже всё будет хорошо. Если он это понимает, тогда всё получится.

 

Очень часто, когда бизнесмен приходит в рекламное агентство, он смотрит на рекламщика как на человека, который готов содрать с него кучу денег. У нас был такой опыт, когда к нам приходили и напрямую говорили о том, что побывали уже во многих известных и крупных рекламных агентствах, которые, такое впечатление, имели целью только содрать с них побольше, а эффекта от их работы никакого не было.

 

Чтобы команда успешно работала, я выработал для себя стратегию — на каждом проекте работает разная команда, и я считаю это нормальным.

Понимание сильных и слабых сторон участников твоей команды и есть главное для руководителя.

Если объединить сильные стороны в правильном проекте, тогда он будет работать классно. Если же ты не угадал — проект можно считать провальным. Поэтому руководителю важно знать, кто и на что способен в его команде в индивидуальном порядке и на что способна вся команда в целом.

 

В команде VSETUT можно найти имя Елены Снитовской — это ваша мама. Как считаете, возможен ли семейный бизнес, и может ли он принести хорошие плоды?

 

Моя мама действительно работает в нашем агентстве, и это связано, прежде всего, с тем, что на протяжение всей своей сознательной жизни, я принимал участие в её проектах, когда она работала на телевидении. Тогда я помогал решать ей какие-то текущие задачи и понял, что мне довольно комфортно с ней работать: она знает мои слабые и сильные стороны, я знаю её. Плюс, её полезные связи и навыки могут нам помочь в работе. Я просто не могу представить эквивалентного сотрудника с таким же набором качеств, которому я могу так доверять, как ей. Поэтому на каких-то проектах она работает в качестве куратора и также занимается развитием нашего агентства и связями со СМИ. В этих вещах я не могу представить ей равных.

 

Однажды нам показалось, что семейный бизнес — это плохо, но это получилось потому, что мы неверно подобрали команду для проекта. Все находились в стадии конфликта, а, когда состав команды был изменён, всё получилось. Поэтому семейный бизнес возможен, если вы знаете сильные и слабые стороны членов вашей семьи.

На данный момент на сайте агентства можно увидеть 3 кейса-проекта — это «Ночь в Кунсткамере», «Эстетика Петербургского метрополитена» и «Теория совершенства». Какой, на ваш взгляд, был реализован лучше всего, и от чего это зависело?

 

Все эти три проекта доставили нам невероятное удовольствие, море позитивных эмоций и возможностей реализации наших идей. На каждом проекте были свои сложности, и команда для каждого из них подбиралась так, чтобы у нас была возможность их решить. Если бы не было именно того состава команды — ни один проект бы не состоялся. Все три были реализованы в очень сжатые сроки, и я уверен, что ни одно рекламное агентство не смогло бы реализовать их за те сроки, которые стояли перед нами. Начиная от того, что мы изготавливали декорации металлического слона для проекта «Ночь в Кунсткамере» за пару дней до мероприятия, заканчивая тем, что мы закрывали метро, привлекали гигантскую съёмочную группу и очень плотно работали со СМИ. С проектом «Теория совершенства» были другие сложности — это организация съёмок в очень сжатые сроки с актёрами, которые имеют очень плотный график почти на год вперёд и живут при этом в других городах. Тем не менее мы успели всё в срок и даже перевыполнили план. Каждым из проектов мы гордимся, потому что все они уникальны.

 

Как вы видите работу агентства в ближайшие месяцы в кризисной обстановке, в которой оказались практически все сферы малого бизнеса?

 

Наше агентство не имеет офиса, и мы привыкли работать в режиме online — на обсуждение каких-то вопросов кризис никак не повлиял. Но мы столкнулись с некоторыми сложностями: это невозможность организовать масштабные съёмки, потому что мы не хотим рисковать здоровьем нашей команды и людей, привлечённых к съёмке. Сейчас стало очень сложно собрать моделей и актёров, потому что почти все они боятся выйти из дома. Поэтому сейчас эта организация требует больше времени, чем прежде.

 

Также сложность теперь вызывают переговоры по телефону, которые стали альтернативой личных встреч. Это не очень удобно, потому что нет возможности показать какие-то наглядные вещи вживую, и даже видеосвязь не всегда решает эту проблему.

 

Как оставаться рекламному агентству на плаву в кризисных ситуациях?

 

Я выработал для себя несколько правил, которые могут быть применимы для любого бизнеса и также кому-то смогут помочь. Первое — сокращение платежей, которые могут быть необязательными на данный момент. Второе — разговор с некоторыми сотрудниками по поводу сокращения их рабочей платы на период кризиса. Аргументом к этому шагу должно быть понимание того, что это позволит сохранить агентству финансовую составляющую. Третье — ещё более трепетная работа с уже существующими заказчиками, потому что основная задача в кризис — сохранение прежних клиентов. Необходимо, чтобы заказчики понимали: если они потеряют вас в этот кризисный период, в дальнейшем они вряд ли смогут найти таких выгодных партнёров. Четвертое — поиск новых направлений и услуг. Стоит подумать над тем, что вы могли бы делать, кроме услуг, которые вы выполняете в данный момент. Например, разработка направлений, которые смогут выстрелить после окончания кризиса.

В чём видите плюсы условий для бизнеса в Финляндии?

 

Если вы планируете заниматься бизнесом в Финляндии — это может быть не так прибыльно, как в России, зато вы будете чётко понимать, что работаете над какой-то глобальной целью. В самом начале бизнеса вам помогает государство — есть возможность получить не только моментально кредит и под минимальный процент. Если представить толковый бизнес-план, государство может выдать грант на его реализацию, и для этого не обязательно придумывать какие-то сложные IT-компании, достаточно просто открыть цветочный магазин. К тому же, в каждом регионе в Финляндии есть центры развития бизнеса, куда вы можете прийти со своими проблемами и вопросами и получить консультацию от ведущих предпринимателей. Они помогут решить вашу текущую проблему и окажут всяческую поддержку. Государство делает всё, чтобы у вас получилось достичь успеха в бизнесе. Здесь довольно большие налоги, но вы понимаете, что они работают на вас, и платите вы за что-то полезное.

 

Если же говорить о России, то как человек, у которого есть рекламное агентство, я искренне не понимаю, куда я отдаю налоги. У меня есть куча догадок о том, куда они уходят.

Бизнес в России похож на выживание, маневрирование между новыми палками в колёса от государства. В отличие от Финляндии, где бизнес — это ощущение командной работы и общего дела.

Что бы хотелось изменить в условиях существования бизнеса в России?

 

Есть некоторые моменты, которые на моём уровне бизнеса можно было бы, на мой взгляд, изменить. Первое — это оформление сотрудников на работу официально. Эту процедуру можно было бы сделать несколько выгоднее для работодателя, нежели это есть. Когда вы принимаете сотрудника официально, вместе с ним приобретаете невероятное количество обязательств и условий, которые должны исполняться. Многие люди в нашей стране работают за «чёрную» зарплату не потому, что им не хотят доплачивать подлые работодатели, а потому что, пока работодатель выплатит государству все обязательства и требования, его бизнес, скорее всего, разорится. Второе, что хотелось бы изменить — это отношение населения к предпринимателям. Если спросить, как обычный человек относится к любому крупному предпринимателю, обычно это будет выражаться в резко-негативной форме, вроде «наворовал».

Хотя предприниматель — это двигатель экономики, обеспечивающий рабочие места и основной поток капитала в экономику страны.

И уже это заслуживает уважение. Мне кажется, государству необходимо работать именно с населением, чтобы то понимало, что предприниматели — это больше хорошие люди, чем плохие.