На главную

О пользе масок. Встреча с собой


Автор: Екатерина Ермакова


Могут ли медицинские или иные защитные маски оказать помощь за рамками своего прямого назначения? Поспособствовать осознанию наших желаний, внутренних зажимов, автоматизмов, страхов, потребностей?
Говорят, что к пониманию значимости чего-либо подталкивает потеря этого. Точно так же любая потеря или внешнее ограничение могут стать прекрасной метафорой наших внутренних потерь и ограничений.


Пандемия навязывает нам свои условия и расставляет свои правила. Маски и необходимость их носить, наверное, редко у кого, вызывают сильно положительные эмоции. Однако на раннем этапе участия в этой игре не по нашим правилам я выявила одно важное для меня достоинство данного приспособления. Странно, не так ли? Но в один день я поняла. Чётко осознала. Прочувствовала. В маске не нужно улыбаться, когда не хочешь. Вы скажете: «В чём проблема? Не хочешь, не улыбайся»? 
Да. Только все ли мы готовы к этому? Все ли хотим именно этого? Всегда ли и всем это абсолютно легко сделать? Бывало ли, что вы улыбаетесь из вежливости или тактичности? Из страха перед авторитетом (хотя в глубине души сильно не согласны с ним в эту самую минуту)? Ваша улыбка когда-нибудь становилась всего лишь защитной реакцией, чтобы скрыть свою уязвимость, тревогу или  растерянность? Выполняла функцию замены агрессии или сглаживания острых углов?
Да, может быть, улыбка появилась просто на автомате, без особого осознания, что же мы этим хотим выразить…
Однажды, находясь в маске, я заметила, что продолжаю УЛЫБАТЬСЯ, хотя этого никто не видит.

Вы скажете, да что же, собственно, плохого в улыбке?
Конечно, ничего. Если она искренняя, осознанная или пусть даже спонтанная, но естественная реакция, которую вы откровенно проживаете прямо сейчас. Когда вы чувствуете, что с вами происходит, и откликаетесь всем собой одновременно — мыслями, эмоциями, поступками, словами. Это ещё называется конгруэнтностью. Когда то, что я говорю, совпадает с тем, что я чувствую и с тем, как я на это реагирую. Баланс внешнего и внутреннего. Если же мне плохо, а я улыбаюсь — что-то в этом, вероятно, не так. Если я говорю, что злюсь, но при этом смеюсь — есть повод задуматься. Если моё лицо не выражает ничего, а я говорю о том, как рад за вас — это может вызвать удивление и ряд вопросов. Если я испытываю боль, осознаю это, даже говорю об этом другим, но не могу выразить это слезами или иным способом — возможно, во мне скрывается серьёзный блок.

Выражать себя настоящего бывает трудно. А ещё труднее соединить это с требованиями общества. Поэтому наши внешне проявляемые реакции могут отличаться от того, что мы проживаем действительно. Иногда мы переходим границы и в ущерб здоровой заботе о себе и своём внутреннем мире позволяем надеть на себя чересчур много слоёв физически невидимых и неосязаемых, но чувствуемых масок. И порой осознать этот конфликт с самим собой помогает всего лишь наличие физического ограничения, вот такой самой обычной реальной физической маски из ткани, которая внешне настолько отделяет нас от окружающего пространства, что мы оказываемся хотя бы мимолётно наедине с собой. Наедине. Чтобы задать всего лишь несколько вопросов: «Что я сейчас чувствую, в чём нуждаюсь?», «Что я транслирую в мир?» и «Почему иногда эти вещи не совпадают?». Самая обычная маска из осязаемого материала. Которая настолько мешает и ограничивает, что мы имеем идеальную возможность чётко уловить связь и провести параллель с нашими собственными невидимыми масками и ограничениями. Провести параллель для того, чтобы раз и навсегда избавиться от мешающего, чужеродного, наносного. От того, что отнимает наши силы, закрывая путь к пониманию наших желаний и самого себя.
Блог Ресурсно