Психология о важном: воспитание и семья

Погружалась в тему: ВАЛЕРИЯ МАКАРОВА (@lubly_pelmeni_)

Консультировал: НИКОЛАЙ ЕМЕЛЬЯНОВ (@nickolaem)

Здоровое состояние в семье ценится очень высоко даже в современном мире. Но как его сохранить? И что самое важное в воспитании детей? Психолог Николай Емельянов расскажет об особенностях здорового воспитания детей, о важности личных границ и психологической терапии. И немного биографии!

 

Здравствуйте, Николай. Для начала расскажите, почему вы выбрали именно психологию?

Здравствуйте. Изначально я хотел быть ветеринаром, потому что мне всегда нравились животные. В детстве я очень любил энциклопедии, а потом у нас в школе началась биология. Я полюбил её из-за зоологии. Позже началась анатомия, которая была ещё более интересна. И хотел пойти на врача, но с химией у меня отношения были сложные. Поэтому методом исключения я понял, что пойду на психологию.

У нас в биологии был маленький раздел про мозг человека, похожий на психологию, и я подумал, что было бы интересно узнать про это побольше. Люди как-то принимают решения, мне было интересно, что на это влияет. Также у меня были личные проблемы во взаимоотношениях с противоположным полом. Сейчас я понимаю, что это были социальная тревога, дисконект в общении с людьми. Также на это наложились проблемы в общении с отцом. Эти проблемы привели меня на психологический факультет. Мне хотелось решить свои проблемы, понять, как работает мозг и помочь другим людям в понимании себя.

 

И как, у вас получается?

Сейчас получается. Хотя, когда я только учился на психфаке, мне не нравилось проводить консультации. Сейчас я консультирую и помогаю решать проблемы. В то время у меня были стереотипные представления об этой деятельности. Как в кино, когда психолог вальяжно сидит в кресле и метафорично бросается цитатами. Такой подход мне не нравился, но я думал, что можно только так. Больше всего мне нравились научные темы про критическое мышление и когнитивные искажения. Потом я понял, что в консультировании есть подход, основанный на этих темах, и начал активно заниматься консультированием.

Как вы думаете, какие у россиян самые большие проблемы?

Это очень абстрактный и глобальный вопрос. Ко мне часто обращаются люди с повышенным уровнем тревожности и тревожностью в социальном плане. Грубо говоря, людям тяжело начать общаться с другими. Но судя по общему опыту общения с коллегами, конференциям и моей работе, болезнь XXI века — это депрессия. И я понимаю, почему это происходит.

Уровень жизни повышается, мы привыкаем к хорошему. А когда это хорошее от нас уходит, создаётся дефицит счастья. Это можно сравнить с курением: сначала привыкаешь, тебе становится хорошо, а потом это становится обязательной необходимостью для поддержания хорошего настроения. А если от этого отказываться — организм начинает сопротивляться.

Как за время пандемии изменилось психологическое состояние людей?

Многие люди обрадовались тому, что у них появилось много времени. Однако некоторые ничего не делали, откладывая всё на потом. А когда масштабный карантин закончился, они поняли, что потеряли время напрасно. Из-за этого развивается тревожность. Также у кого-то были проблемы с одиночеством, которые пришлось встретить лицом к лицу. А кто-то наоборот устал от слишком частого сидения дома и общения с родственниками.

 

Что делать в случае, если живёшь в токсичной семье?

В первую очередь, нужно вспомнить про личные границы. Их просто необходимо выстраивать. Для начала нужно определить, что тебе важно. Чтобы узнать свои границы, нужно задать себе вопросы о том, что не нравится, в какие именно моменты появляются неприятные ощущения.

Например, почему мне становится неприятно, когда мама заходит ко мне в комнату? Потому что она вошла без стука, это меня отвлекает. Что я могу сделать в этом случае? Просить её постучать. Или договориться общаться только в конкретное время дня. Если есть работа на дому, тогда действительно нужно договориться о том, чтобы общаться в конкретное время дня, расписать по часам. Очень важно для поддержания здоровых отношений разграничивать время общения, чтобы оно было чище и концентрированнее, а не размазывалось по всему дню. Нужно сделать общение более вовлечённым и интересным для обеих персон.

Также каждому человеку необходимо быть одному, даже если кажется, что это не так. Мне тоже нужно личное пространство, даже если всё классно, я нахожусь с людьми, с которыми мне хорошо. В квартире я мог 24/7 проводить со своей девушкой и думать, что всё прекрасно. Но я понял, что забывал о важных вещах. Когда мы очень долго общаемся с кем-то без перерыва, мы как будто забываем себя. Мы в целом социальные существа и когда присоединяемся к толпе или просто становимся на волне с друзьями, мы начинаем по-другому себя вести. Важно, чтобы мы оставались собой и наедине, рефлексировали, прокручивали важные мысли. Диалог с собой помогает нам понять себя.

Если человек никогда не занимался возведением личных границ, но пришёл к тому, что это нужно, его родственники могут противиться этому. Как тогда быть?

Никому не нравится менять привычный ход вещей, особенно, когда он всех устраивает. Он может перестать устраивать человека, но нравиться другим. В таком случае нужно что-то менять. Для начала важно проговорить свои потребности. Но говорить не о том, что человек плохой, а о том, что чувствуешь, когда он делает что-то не так. Это называется посланием, и это то, чему учат обычно клиентов практикующие психологи во всех подходах на первых этапах.

Очень важно говорить о своих потребностях. «Мне необходимо побыть наедине с собой. Это не потому, что вы мне не нравитесь, это моя естественная потребность. Это не конфликт, не обвинение, не сопротивление, просто мне этого хочется». Важно мягко об этом сказать и сформулировать конкретную просьбу, как, например, со стуком в дверь. «Мне становится неловко и тревожно, поэтому я прошу тебя стучать перед тем, как войти». Почему неловко и тревожно тоже можно объяснить. Например, я сбиваюсь с того дела, которое делал, и мне сложно сконцентрироваться. В каждом конкретном случае, особенно, если изначально ничего не знаешь о психологии, бывает сложно, но нужно это проговаривать и буквально записывать. Это всё о ненасильственном общении. Есть книга, которая так и называется. Её написал Маршалл Розенберг и в ней рассказывается о том, как неконфликтно и без обвинений отстоять свои личные границы.

А если человек долгое время жил один и был вынужден вернуться к родителям в токсичную среду?

Это сложная ситуация. Часто происходит, что люди съезжают, дабы начать самостоятельную жизнь и потому что устают от нахождения дома с родителями. Но обычно, когда ты долго с кем-то не жил, а потом приходится жить вместе, происходит определённый «медовый месяц», потому что сначала круто общаться с тем, с кем давно не общался. Но скоро происходит возврат к тем проблемам, от которых уходили.

В такой ситуации также нужно задавать себе вопросы о том, что я думаю, что мне не нравится и почему? Я работаю в КПТ подходе (Когнитивно-поведенческая психотерапия — прим. ред.), и у нас есть то, чему мы поклоняемся — когнитивная модель, это аксиома того, что наши эмоции рождаются нашими мыслями. Всем клиентам предлагается вести табличку, которая состоит в простом варианте из 3 столбов: 1 — что произошло, что можно зафиксировать; 2 — это мои мысли, что я подумал; 3 — это эмоции. Всё начинается обычно с третьего столбика, когда мы замечаем, что у нас есть какая-то негативная эмоция и мы стараемся её определить.

Например, мне стало дискомфортно. Нужно поточнее: тревога, напряжение. Вопрос, какова причина этой эмоции? Например, человек, который пришёл ко мне, хочет меня обидеть, поэтому я испытал напряжение. Но это только моё первое впечатление, потому что я не знаю, зачем именно этот человек ко мне идёт. Это только мои плохие мысли, которые не связаны с реальностью. Но мысли рождают предвзятые эмоции. Это очень хорошо работает, когда мы все проблемы «вытаскиваем», вербализируем и фиксируем на бумагу. Уже становится понятнее, что нам не нравится, и что нам с этим делать.

Эта цепочка хорошо помогает в работе с семейными конфликтами. Если происходит неприятная ситуация, мы сначала стараемся определить эмоцию. Что мы чувствуем? Потом задаем вопрос «почему это произошло?» Задавая вопросы, мы позволяем проблеме выйти наружу, тем самым нейтрализуем её. Потом можно уже придумать, что с этим делать дальше. Далее определяем проблему и строим стратегию её устранения. Это может быть диалог, когда мы понимаем, что сами эту проблему решить не можем и нужно поговорить с человеком. Или иногда может помочь работа над самим собой, когда мы практически внушаем себе, что никто не хочет сделать нам неприятно. Важно прочитать эту мысль. Это не сразу сработает, но постепенно можно научиться.

 

Есть ещё методы?

Вкупе с прошлым решением отлично помогает отвлечение. Иногда помогают простые методы по типу пробежек, встреч с друзьями. Это отличный способ разгрузиться, ведь сидеть всё время дома может быть вредно для психологического состояния.

 

С какого возраста лучше всего начинать выстраивать личные границы?

Как вы думаете, кому было проще переживать карантин? Тому, кто был один или тому, кому пришлось жить с семьёй?

Это зависит от конкретного человека. Кто-то привык жить один, кто-то в семье. У нашего населения низкая психологическая грамотность, а потому мало понимания концепта личных границ. Могу предположить, очень осторожно, что больше случаев, когда в семье некомфортно. Когда ты один, то можешь что-то придумать. Лично мне помогла пандемия. Сейчас мне комфортно, когда я один. Но сначала было тяжело, потому что я не привык жить один, быть наедине с собой. Также и многим другим, кто жил в этот период в одиночестве.

 

Стала ли востребованней профессия психолога после пандемии?

Пока что непонятно. Но могу точно сказать, что за период пандемии и после неё потребность в психологе возросла. Я работаю в психологическом центре и поначалу в марте был какой-то спад, что было связано с экономическими причинами. А после решения экономических проблем психологические вопросы у людей вышли на первый план. Наш центр не закрылся, а клиентов стало больше. В целом тренд и востребованность в психологической помощи усиливается из-за улучшения качества жизни и осознанности.

Доступность помощи становится выше, больше осведомлённости людей о том, что психолог не назовёт тебя психом, а поможет решить твои повседневные проблемы, с которыми сталкиваются все здоровые люди. К психологу лучше идти сразу, как только что-то случилось, пока можно исправить. А то бывает, что на явные синдромы депрессии забивают. Все мы испытывали симптомы депрессии, но если это происходит больше двух недель, нужно обратиться к психиатру. Чем раньше, тем лучше. Потому что проблему можно отрицать, слушать друзей, которые говорят «просто не грусти» и думать, что это не проблема. Но пройдет время и её будет сложнее решить.

 

Может ли психолог поставить диагноз?

Конечно, нет. У нас в законодательстве с этим всё серьезно. Ставить этот диагноз могут только специалисты медицинского профиля. Психологи такого права не имеют и не могут даже посягать на это. Например, меня не учили ставить диагнозы, потому что этому учат в медицинских вузах. Я могу определить, на что похожи те или иные симптомы. Также я могу только обозначить и спросить у человека, чувствует ли он, что у него есть такая проблема.

Но многие психиатры сразу говорят свои подозрения, не спрашивая, согласен ли пациент с этим или нет. Это говорит о доверии к специалисту.

Ещё он не выписывает направление, а советует и говорит о подозрениях. Обычно, если у человека депрессия, то это комплекс симптомов. Если есть один симптом, который длится продолжительное время, от двух недель, то скоро могут появиться другие. Но если это просто ощущение грусти вечером, то это вряд ли депрессия. Не бывает так, что человеку просто грустно, он не крутит негативные мысли, не лежит дома, а в целом он активный. Такого практически не бывает.

Что вы думаете о вечной проблеме отцов и детей?

Проблема отцов и детей — это разрыв в ценностях поколений. Как мне кажется, он проявляется в эйджизме. Это такой вид дискриминации, когда детей считают не такими умными, важными, это проявляется в фразах по типу «вырастешь — поймешь» и т.д. Главной идеей дискриминации считается обесценивание того, что могут думать молодые, потому что быть молодым — всё равно, что быть глупым. Эта дискриминация — яркий пример когнитивного искажения. Чем плохи когнитивные искажения? Это опасно для человека, который попадает под дискриминацию. Но более того, эйджизм не отражает реальность. Дети часто могут быть умнее, чем свои родители, однако родители считают обратное. В этом может крыться проблема посерьёзней, как в глобальном плане — осознание несправедливости, которая мешает детям жить, так и в частом — детей не будут воспринимать всерьёз, когда они могут быть правыми. Это может привести к травмирующим последствиям.

Я сам недавно столкнулся с этой проблемой, когда общался со своей бабушкой. Я говорил о том, что необходимо изменить в обществе, чтобы оно стало лучше, тогда как моя бабушка утверждала, что всё и так хорошо, мне не на что жаловаться. У этой проблемы есть теоретическое объяснение, более того, она встречается довольно часто. Если обобщить, то молодым хочется изменений, они растут и развиваются, им хочется развития во всех аспектах. У старшего поколения эти изменения уже произошли, когда они были молодыми. Они не хотят изменений, а мы не достигли изменений, которые нам нужны. Мы видим более акцентировано моменты, которые нам не нравятся, а поколение постарше не обращает на это внимание. Из этого сложно выйти, для этого нужно, чтобы старшее поколение было психологически грамотное и понимало суть развития ценностей. Они должны осознавать важность развития и изменений. Даже моё поколение, став родителями, столкнётся с этой проблемой. Среди моего поколения тоже есть те, кто не обладает психологической грамотностью, однако возможно конфликтов будет меньше. Но даже я могу попасть в этот конфликт, вовремя не осознав это. Так что, выхода из этого конфликта нет.

Как воспитать счастливого ребёнка?

Прежде всего, нужно знать, как не навредить ребёнку — это та же психологическая грамотность. Термин «достаточно хорошая мать» означает мать, которая должна быть идеальной в самом тривиальном своём проявлении, но не стремится к этому. Сейчас образ идеальной матери для многих заключается в абсолютной преданности ребёнку, максимальной помощи ему в развитии и защите. Это проявляется в трендах услуг, связанных с детьми.

Но достаточно хорошая мать не должна стремиться к званию самой лучшей матери. Необходимо понимание того, что есть важный момент в развитии личности ребёнка, который связан с неудачами и падениями. Ребёнку необходимо делать ошибки, не быть лучше всех всегда и везде. Важно идти от потребностей ребёнка, разговаривать с ним, пытаться чувствовать его на невербальном уровне. Это лучше получается у матерей, потому что у них более близкая связь с ребёнком. Но если ребёнок будет много времени проводить с отцом, у него тоже может быть такая же сильная связь.