ПОП НА МОТО

Узнавала о буднях священнослужителя и получала благословение СВЕТЛАНА СИМАКОВА (vk.com/id183485434)

Герой священник ИОАНН КАРАБИДОВИЧ, клирик храма Святого Александра Невского в г. Челябинске

 

Фотографии ЮЛИИ МИНИНОЙ (@kozlik_na_urale) и ЮЛИИ БОРОВИКОВОЙ (vk.com/id137669625)

Говорят, дети воспитываются на примерах родителей. А взрослые? Нам иногда не хватает авторитетного образца для вдохновения и подражания. Челябинский священнослужитель Иоанн Карабидович, клирик храма Святого Александра Невского воспитывает паству своим примером. С упорством и воодушевлением решает реальные проблемы. В свободное от службы время собирает макулатуру, в качестве курьера развозит пиццу, пополняя свой благотворительный фонд «Путями Твоими». Помогает мотоциклистам и священнослужителям, попавшим в сложные и кризисные ситуации. Колесит в одиночку по городам и весям на байке, таким образом привлекает внимание к вопросу восстановления провинциальных церквей. Своими делами развенчивает поговорку «Один в поле не воин».

 

Первый эпитет, который мне пришел в голову касательно вас при подготовке интервью, — «харизматичный». Что для вас харизма?

Многие обозначают харизматичного человека как яркую личность.

Например, говорить со словами паразитами. Если научить его правильно говорить, правильно поставить речь, то того человека не будет, харизмы не будет. У меня есть слово паразит «вот». Однажды со мной работал специалист, чтобы убрать это слово-паразит. Убрали. Провели эфир на радио, и люди по ту сторону экрана сказали: «Какой-то переделанный, это был не ты». Харизма — человек такой, какой он есть, без прикрас.

 

Вы себя считаете харизматичным?

Это определяют люди со стороны, которые смотрят на меня, слушают меня, видят меня. В силу моего статуса священника могу сказать одно — я грешен.

 

В чём вы грешны?

Во всём, в чём может быть грешен человек. Единственное, в чём я не грешен — в ереси. Все человеческие слабости мне присущи. Есть анекдот: «Что запрещает религия? Религия запрещает смотреть на электросварку». Всё остальное зависит от человека, от его внутреннего состояния. Можно находиться в низком обществе, но будет зависеть от тебя, опустишься ли ты до уровня общества или будешь держать свою планку. Мне удаётся общаться с разными людьми и не терять своего статуса и внутреннего настроя. Человек должен чётко контролировать свои ситуации. Тут уместно вспомнить слова апостола Павла: «Всё мне позволительно, но не всё полезно». 

 

Батюшка-байкер — своеобразный бренд, визитная карточка, по которой вас знают не только в пределах нашего региона, но и по России. Как вы себя ощущаете в роли батюшки-байкера? Батюшка-байкер — ваше состояние души?

Батюшка-байкер — это ярлык, который на меня повесили СМИ, звучный слоган. В летнюю пору мы читаем сводку с ДТП — байкер попал в ДТП. Начинаешь читать официальную информацию, и что выходит: какой-то деревенский мужчина, не имеющий водительского удостоверения ни на одну категорию, в нетрезвом виде сел на мопед или мотоцикл, и куда-то въехал, кого-то переехал, совершил ДТП. Если написать об этом «житель села в нетрезвом виде, управляя мотоциклом, совершил аварию», это прозвучит не очень, и, скажем современным языком, хайпа не словишь. А если написать «ДТП с участием байкера», то в комментариях сразу же появятся те, кто любит или в кавычках «любит» байкеров. Вот тебе и хайп, и рейтинг. Давайте каждого священника, который ездит на автомобиле, будем называть батюшка-автомобилист. Или есть священники, которые ездят на велосипедах, их будем называть батюшки-велосипедисты. Это ненормально. «Батюшка-байкер» было придумано журналистами для красивого заголовка. Я — мотоциклист, обыкновенный мотоциклист. Я предпочитаю, чтобы меня звали просто «батюшка», просто «священник». Я хочу быть просто человеком, чтобы из меня не делали хайп, контент и рейтинг. Батюшка-байкер — не состояние души, моё состояние души — христианин. 

Что значит для вас быть христианином?

Быть человеком с большой буквы. Чтобы другой человек мог сказать подобно Понтию Пилату, когда он определил для Христа: «Се Человек».

 

Не обижайте друг друга. Будьте добрыми.

 

В сентябре текущего года в челябинских СМИ появилась новость о том, что батюшка Иоанн работает курьером в пиццерии. Почему вы пересели на мопед и стали работать курьером в пиццерии?

Всё очень просто. Мне нужно пополнять мой фонд «Путями Твоими». Кроме дел по оказанию помощи подопечным, у фонда есть рутинные дела и обязательства, требующие финансовых вливаний: зарплата бухгалтеру за ведение отчётности, например.  Некоторые знакомые задают мне вопросы: «Сколько ты денег из фонда имеешь?». Я объясняю, что я и наполняю этот фонд, поэтому иметь мне с него что-либо абсурдно: я одной рукой деньги положил в него, а другой те же деньги беру. Фонд нужно пополнять, и чтобы эти финансовые вложения были не в ущерб моей семье. Что я могу сделать? Могу вкладывать те средства, которые я получаю. Мой доход — жалованье служителя церкви. Тогда пострадает бюджет семьи. Значит мне нужно найти дополнительный доход.

Зимой планирую заняться сбором макулатуры, деньги от сдачи которой также пойдут в мой фонд. У людей, ведь, копится макулатура. Я приеду и сам её вывезу, и сдам, а деньги пойдут в мой благотворительный фонд «Путями Твоими».

 

Ваш фонд «Путями Твоими» оказывает помощь мотоциклистам, попавшим в критичные ситуации, духовенству и занимается восстановлением храмов. В одном из ваших последних интервью я услышала, что фонд испытывает сложности с финансовым наполнением. 

Есть сложности. Казалось бы, в мотоциклетной среде люди могли бы активно вовлекаться в помощь своим собратьям, но те же мотоциклисты говорят следующее: «Да, хорошо, замечательно, но мы не готовы». Больше умников, нежели сочувствующих. Каждый думает, что с ним этого никогда не случится. Суть работы фонда заключается в том, что пусть малыми суммами мы наполняли бы его, и когда возникает ситуация, когда нужно оказать человеку помощь, то фонд будет в состоянии незамедлительно это сделать. Пока мы находимся на том этапе, когда человек обращается к нам за помощью, а мы выкладываем информацию в соцсети о его беде и начинаем совместный сбор средств. А это потеря времени. 

Я никогда ничего не просил и не прошу. Есть замечательное четверостишие поэта Эдуарда Асадова:

«В любых делах при максимуме сложностей

Подход к проблеме все-таки один:

Желание — это множество возможностей,

А не желание — множество причин».

 

Если человек желает делать какие-то добрые поступки и дела, он тут же это делает, если человек не желает, он будет придумывать разные причины и придерживаться разных стереотипов. Поэтому всё в руках каждого человека и Господа Бога.

 

Отец Иоанн, вы не очень лестно отозвались о людях, мне в даже послышалось некоторое неверие в людей. 

Я не соглашусь с этим: нет, каждому человеку я верю и доверяю, но являюсь реалистом. Я говорю о том, что если у человека есть желание помочь. он поможет. А если желания нет, то он имеет полное право этого не делать и никакого осуждения, моё отношения к нему не изменится. 

Большое видится издалека. В 2018 году вы совершили мотопробег из Челябинска до Крыма и обратно. Расскажите, как вы сейчас видите тот давний опыт? Что он вам дал?

В этот пробег я отправился один. Но брал с собой операторскую группу, которая следовала за мной на автомобиле для съёмки документального фильма. Посвящался он 1030-летию Крещения Руси и 100-летию со дня убиения царской семьи. Моим мотопробегом я хотел привлечь внимание к тому, сколько в России разрушенных храмов. С момента революции 1917 года прошло сто лет. За это время было разрушено множество храмов и монастырей, которые создавались и стояли сотни лет. 

Считается, что даже у разрушенного храма непрестанно пребывает ангел-хранитель, который даётся при освящении храма. Я путешествую, чтобы показать актуальность того, что нам нужно предпринимать усилия для сохранения этих памятников. Я не люблю церкви-новоделы, в них не испытываешь благоговения, трепета, потому что, к сожалению, в 21 веке не умеют строить храмы. Тот дух, стиль создания храма остался в 19 веке — в начале 20 века. То, что сейчас строится — не то. Поэтому, я сторонник того, чтобы восстанавливались старые храмы, пусть даже в деревнях. Если эта деревенька находится рядом с городом, а городе нет храма — не надо строить храм в городе, восстановите старинный храм в деревне. Вы поднимете старый храм, поднимете и деревню. Городские жители, приезжающие туда на службы, помогут поднять эту деревню. Я предлагаю вот такой опыт, который можно предпринять: если в 30 км или 15 км от города находится маленькая деревушка с большим старинным храмом. Нужно взять и восстановить этот храм, а городские жители будут приезжать в воскресные дни в этот храм, в эту деревню, и местные жители увидели бы потенциал роста. Могли бы начать снова держать скот и предлагать городским жителям натуральную продукцию — молоко, сыр, яйца. В результате получается: городской житель получает духовную помощь и достойный продукт, правильно питание, а деревенский житель получает достаток для дальнейшего существования, тем самым происходит поддержка села. Но, увы, это утопия.

 

А есть ли позитивные примеры восстановления сельского храма, на который вы обратили внимание во время вашего путешествия в 2018 году?

В самом начале фильма, который мы снимали во время моего путешествия, я посетил храм, в с. Попово в Челябинской области. Спустя два года храм — практически на завершающем этапе восстановления. Я очень рад, что восстановили именно этот храм, потенциал у него есть, и жители рады. Знаю, что по осени уже порядка 30 человек приняли крещение в этом храме. И если дальше так пойдет, то мы увидим подтверждение моей правоты в отношении поддержки села.

 

Во время ваших путешествий вы встречаетесь, знакомитесь со множеством людей. Есть поговорка, отсылающая к историческим событиям «Поскобли русского, увидишь татарина». А прошлый век с его потрясениями и перемещениями людей и вовсе смешал кровь и гены. При этом мы сами и тем более иностранцы называют нас русскими. Какими вы увидели русских людей?

Всякий раз, когда я отправляюсь в то или иное путешествие на машине или мотоцикле, для меня самое главное со всех поездок привезти массу впечатлений, впечатлений от нового общения, от знакомств. Каждое путешествие для меня — это общение с людьми, их опыт, который я перенимаю. А пейзаж, виды или красота места, города, набережных — вторичны. Я с удовольствием подмечаю, как люди общаются. Да, в каждом городе, области у людей свое мироощущение и общение — это замечательно и прекрасно. В каких-то глубинках удручающие условия жизни и быта, но встречаешься с местным жителем, разговариваешь и понимаешь, что он живёт своей родиной. Пусть там три двора, четыре забора и две собаки, а он тебе так рассказывает о своём мире, бытии, истории, горит этим, и ты понимаешь — это село не умерло, оно живёт и мощно пульсирует этим человеком. От всех поездок у меня только лучшие впечатления.

Поговорка напомнила мне слова из песни Юрия Шевчука «Я татарин на лицо, да с фамилией хохляцкой». Да, мы такие, смешанные. Был такой журнал «Крокодил», однажды встретил там картинку, где человек спрашивает другого, кто он по национальности. А тот отвечает: «Судя по моим кровям — пролетарии всех стран соединяйтесь». Русский — это не национальность,  русский — это состояние души.

 

В некотором роде священнослужители являются психотерапевтами. Люди, прихожане приходят к вам с радостями и горестями, причём, с горестями чаще. В одном из ваших интервью вы упомянули о синдроме эмоционального выгорания у священнослужителей: люди приносят вам свои беды, делятся сокровенным, чаще душевной болью и страданиями. Чувствуете ли вы симптомы выгорания? Как вы справляетесь с ним?

В тёплое время года я сажусь на мотоцикл, выезжаю на объездную трассу Челябинска и еду. Протяжённость нашей объездной трассы 159 километров. Когда ты после службы садишься на мотоцикл, выезжаешь на объездную, и симптомы синдрома эмоционального выгорания после первых 30-50 км тут же выдуваются. В этом есть своеобразный плюс мотоцикла, когда ты отрешаешься от проблем, рутины, забот. По паспорту мне 38 лет, а по состоянию волос на моей голове и на бороде, я про изрядную проседь, люди думают, что мне гораздо больше лет. Вот это следствие моей работы. Когда ты не можешь просто как-то поверхностно отнестись к человеку: послушать и отпустить его, ты переживаешь за каждого.

 

В вашей практике исповеди есть какие-то методики, инструменты, либо вы всегда действуете по наитию с каждым конкретным человеком?

Всегда экспромт. Один случай в моей практики. Однажды подошёл ко мне перед службой человек и сказал: «Мне нужно с вами поговорить». Я ответил: «Да, у меня есть 5–7 минут». Человек пришёл покаяться в своих проступках и признался: «Я хочу покончить жизнь самоубийством». Я действительно увидел, что передо мной стоит человек в одном шаге от этого греха. И я понимал, что через 10 минут мне нужно службу начать, в то же время нужно было предпринять какие-то действия в отношении прихожанина. Откуда мне пришло в голову то, что я ему сказал? А сказал я ему следующее: «Давай сделаем вот как, я тебя сейчас исповедую. Ты покаешься в грехах своих. Затем не уходи, дождись, когда служба закончится. Как раз вечер уже будет, темно, мы с тобой потихонечку на речку пойдём. Видишь у меня поясок завязанный. Я тебя этим пояском задушу, тело утоплю и пойду каяться всю жизнь. Зато ты не будешь самоубийцей. Ты будешь убиенным и предстанешь пред Господом Богом очищенным». Договорились, что он будет ждать меня в углу храма. Я пошёл службу начинать. Мужик этот стоял половину службы в храме, а потом куда-то исчез. «Ну, — думаю, — беда дело». А через год приехал успешный замечательный человек. Я вначале узнал знакомые черты, но не опознал. Он подходит, жмёт мне руку и говорит: «Спасибо вам! Ваш ответ, что вы меня убьёте на речке в тёмное время суток, меня так впечатлил, что я пошёл его осмысливать и мою жизнь. И я справился». 

 

Что для вас есть Бог? Как вы его ощущаете?

Я думаю, что понимание и ощущение Бога — очень субъективно. Каждый из нас разговаривает с Богом. И Бог с каждым из нас на каком-то своем очень личном и индивидуальном языке говорит с нами. Вера — интимное дело. В простоте своей, да, Господь — создатель всего.

Нынешний 2020 год выдался богатым на испытания. Многим людям пришлось и приходится нелегко. В критические моменты людям свойственно искать поддержку извне, обращаться к Богу. Вы, батюшка, в некотором роде проводник и посредник между Богом и простыми смертными. Скажите, как преодолевать смутные времена? Где искать опору? 

 

Когда я еду на автомобиле или мотоцикле, останавливаясь на светофоре и встречаясь взглядом с другим участником дорожного движения, всегда улыбаюсь и здороваюсь. Бывает, что кто-то улыбается в ответ, а иной смотрит с напряженным лицом. Я проводил эксперимент, когда улыбался и здоровался, на меня часто, как на дурака смотрели. Но стоило мне взять мягкую игрушку, весёлого медвежонка, например, и останавливаясь на светофоре, махать медвежонком, то все мне улыбались и махали в ответ. Почему для того, чтобы другой человек улыбался, нужен какой-то предмет-посредник? Неужели мы просто не можем улыбаться? Ты идёшь по парку, поздоровайся с другим человеком. Скажи: «Доброе утро! Добрый день! Добрый вечер!». И тогда у тебя будет настрой, и другой человек вылезет из своего кокона. Он раскроется и пойдет с другим здороваться. Здесь совет я дам. Будьте добрыми, относитесь к друг другу с человечностью, с пониманием, что перед тобой такой же человек, как и ты. Надо быть добрыми по отношению друг к другу, независимо от внешности, социальной принадлежности, национальности и прочего.