Поэзии быть

Говорила о поэзии ЛИЛИТ ШЕИНА

Редактировала ЕЛЕНА ДРАГНЫШ

Герой: НАДЕЖДА КАШАФУТДИНОВА — идеолог и руководитель международного фестиваля “Poetfest” (vk.com/poetfestru, @poetfest)

Фотографии из личного архива героини

Вдохновение. Оно приходит внезапно. Образы, чувства вдруг обретают слова. Строчка за строчкой. Мысль не отпускает, рвётся наружу. Готово. Чувствуешь, кому-то это нужно. Выкладываешь в сеть. Услышали. Откликнулось. Вот оно счастье!

Проходит время, и однажды понимаешь — пора расти. Страшно. Но ты решаешься. Критика обжигает, но не убивает. Даёт новые знания и точки роста. И ты продолжаешь гореть. Смелее, сильнее, ярче!

Как заявить о себе и стать профессиональным поэтом, почему одного вдохновения недостаточно и справедливо ли, что художник должен быть голодным, рассказывает Надежда Кашафутдинова, идеолог и руководитель международного фестиваля “Poetfest”.

Расскажите, как и когда возник поэтический фестиваль?

В 2014 году. Я работала в лофт-проекте «Этажи» и сменила там очень много профессий. Ко мне обратился мой отец Евгений Всеволодович Макаров, заслуженный поэт. Он предложил создать мероприятие, чтобы собрать на одной сцене заслуженных поэтов из Союза писателей России и молодёжь.

Через год я взялась за реализацию проекта. Мы провели вполне успешное мероприятие, но выглядело оно не как конкурс, а как просто приятная встреча для общения. Заслуженные поэты передавали свои знания молодым, те, в свою очередь, заряжали энергией. Так мы реализовывали свою задачу объединить поколения, ведь конфликт отцов и детей извечен. Он присутствовал и в нашей семье. “Poetfest” тесно связан с моей семейной историей.

 

Как фестиваль стал международным и перешел в онлайн-формат?

Через полгода после первого мероприятия фестивальная волна захлестнула Петербург, а лофт-проект «Этажи» стал её основоположником. Я стала делать на постоянной основе «Большой Городской Поэтический Фестиваль».

Три года назад присоединилось «Международное Поэтическое Сообщество». Я родила ребёнка и не могла какое-то время встречаться оффлайн. Так появились встречи в онлайн-формате. К нам стали присоединяться люди с разных городов мира, потому что Интернет преодолевает расстояния.

 

Как работали в условиях пандемии?

В пандемию чувствовали себя вольготно, и наше сообщество только расширялось. Конечно, вот эти полгода мы выходим только в онлайне. С одной стороны, это печально, с другой — это социально ответственно. Мы собираем сообщество в социальных сетях даже больше, чем мы можем себе позволить в рамках зала. Но живое общение ничего не заменит. Это невероятная энергия из зала, непередаваемые ощущения.

Как проходит конкурс, и кто может в нем участвовать?

Конкурс проходит каждый месяц уже в течение 6 лет. Из них последние три года — в онлайне. И, когда есть возможность, выходим и оффлайн. В конкурсе могут участвовать любые поэты. Мы регистрируем без предварительного отбора — это принципиальная позиция. Пропускаем всё в рамках цензуры (Законодательства РФ. — прим. ред.).

 

В наших социальных сетях постоянно происходят дружеские взаимодействия. Даже кто к нам вновь приходят, говорят: «У вас свои друг друга лайкают!». А эти «свои» стали «своими» только в этот раз. Есть ребята, которые создают творческие союзы и обращаются друг к другу: «А прокомментируй, пожалуйста, это произведение!». Они друг другу пишут в сетях, критикуют или, наоборот, хвалят. Невероятно круто за этим наблюдать, потому что понимаешь, что ты площадка для взаимодействия творческих людей.

Каждый сезон появляются профессионалы и члены жюри из народа, которые рецензируют каждое произведение под постом с афишей. А их, на минуточку, около сотни!

 

Сколько в месяц конкурсных работ?

Не берём больше ста. Набор идёт месяц. За неделю наши члены жюри читают, пишут комментарии. Записывают видео-отклик и выбирают, кто победил по баллам. У нас три члена жюри. Наш председатель — Алексей Дмитриевич Ахматов — профессионал литературного ремесла, член Союза писателей России и общества «Молодой Петербург». Он умеет учить и знает, как это нужно делать.

 

То есть в стихах имеется какая-то структура?

Да. В музыке же есть ноты. Можно играть по ним спонтанно, но, если человек хочет заниматься музыкой профессионально, он будет учиться. Вот и здесь есть наука стихосложения.
Со стороны Союза писателей есть мнение, что поэтическое ремесло никому не нужно. Но в то же время им хотелось бы животворящей, молодой энергии. Поскольку старшему поколению сложно пользоваться социальными сетями профессионально и финансово привлекать специалистов, у нас получился неплохой тандем. Я предприимчивая, и у меня есть опора — папа. Так мы превратились в «кузницу кадров» Союза писателей России Санкт-Петербургского отделения. Он располагается в «Доме писателей» на Звенигородской ул., 22.

 

Ежемесячные конкурсы — это отборочные туры? Есть ли финал по итогам сезона? Как выбирают победителя?

Да, это можно называть отборочными турами. Но это полноценные конкурсы, в которых можно участвовать каждый месяц, даже если уже побеждал. На финальный конкурс «Поэт года» приглашаются победители всех отборочных туров “Poetfest”.

Поэта года выбирают очно профессиональное жюри и зрительный зал. Но онлайн-формат у нас будет поддерживаться только голосованием жюри. Народного голосования не будет, потому что очень просто накрутить баллы.

В конце января будет премия, куда мы пригласим победителей каждого месяца сезона 2020. Не имеет значения, являетесь вы победителем месяца или целого года, вы в любом случае можете присутствовать на сцене. Также будет организован прямой эфир, на котором будут оглашены результаты.

  

С чем связан рост популярности фестиваля?

Одна из причин — это наша готовность меняться под запросы аудитории. Вначале мы были просто как фестиваль, куда могут прийти любые зарегистрированные участники и прочитать стихи. Потом нас завалили просьбами сделать профессиональное жюри: «Дайте нам отклик! Мы хотим знать, как вы нас оцениваете!» Так мы превратились в конкурс. Потом начали спрашивать: «А судьи кто?», — и мы ввели народное голосование.

Можно получать отклик от профессионала ежемесячно. Благодаря этому авторы со слабыми произведениями, которые не владеют наукой стихосложения, могут сделать работу над ошибками, чтобы впоследствии создавать что-то более профессиональное. Так авторы учатся, и уже можно кого-то назвать поэтом, а не просто любителем.

 

Удалась ли ваша идея соединения поколений — опытного старшего и более энергичного молодого? Хотя конечно всё очень условно.

Да! У меня сначала были сомнения, как это организовать. Как на одной сцене будут давать оценки пожилому человеку и ребёнку? У нас как-то мальчик победил в «Поэте года». Мальчику 11 лет. Он реально гений! Просто космический парень, я его поклонница. Это Иван Гуменник, у которого замечательная творческая семья. Также есть прекрасная молодая поэтесса Варвара Ларионова. Она пришла к нам в 12 или 14 лет. Сейчас она уже вышла замуж, но всё ещё с нами! И в то же время у нас есть фотография с «Поэта года», на которой стоят маленький мальчик, человек средних лет и постарше. Разные поколения в одном конкурсе. Новая этика, либеральная история.

 

Вы себя больше ощущаете продюсером или художником в проекте?

Сложно сформулировать. Мне очень нравится в людях раскрывать талант. Когда вижу человека на сцене, понимаю, как он должен выглядеть, с кем может выступать совместно. Дуэты — моя любовь. Трио и целые группы тоже.

У нас есть дочерний проект «Поэтическая семёрка». Несмотря на то, что там всего семь человек, принимаем всё время новых ребят и выступаем на городских мероприятиях.

Возможно, эта история идёт с детства. Папа был поэтом, мог красиво писать, но в бытовых вопросах он был беспомощен, и мне всё время хотелось как-то ему помочь. Папа с мамой развелись, когда мне было 12, и мне было его жалко. Это, видимо, сказалось на моём становлении. Теперь у меня такое отношения ко всем поэтам, всё время хочется что-то для них сделать. Естественно, это не совсем альтруистичная история, поскольку мне самой приятно помогать.

Можно назвать это продюсерством, но мне не нравится это слово, потому что в музыкальном шоу-бизнесе приходится расставаться со своими подопечными. С нашими ребятами я поддерживаю отношения. Сейчас сложное время, потому что я в условном декрете, и мы все в разных городах. Многие ребята разъехались, но мы поддерживаем связь, ждём, когда встретимся на одной сцене. Художественный руководитель «Поэтической семёрки» стала моей подругой, можно сказать сестрой. Алиса Денисова — одна из моих любимых поэтесс. 

Я всегда привлекаю в какие-то проекты ребят из первого состава «Поэтической семёрки», и это безумное время, когда мы можем встречаться очно и творить. Каждый год мы участвуем в фестивале «Белые ночи в Галерее», отвечаем за поэтическую программу. Я собираю ребят, продумываю, какой будет концерт. Это невероятно волнительно и энергозатратно. Но ты чувствуешь себя очень круто, когда люди засматриваются с эскалаторов и спрашивают: «Ой, что же там, что же там? Поэты? Да ладно! В торговом центре?». Мы открывали «Охта Молл» тоже с литературной программой. Это было первое масштабное выступление поэтов в торговом центре.

 

Для вас поэзия — это актуальное искусство? 

Сюда больше подходит слово «популярный». Я думаю, что в определённых кругах популярность поэзии всегда существует. А чтобы поэзия вошла именно в массы, чтобы её заметили люди, которые не читали, не писали стихи, чтобы их увлечь слогом поэтическим, нужно постараться. Это действительно сложная задача.

В век кликабельности, чтобы завоевать аудиторию, нужно использовать приёмы, идущие вразрез с той ментальностью, которую мы представляем в поэзии. В связи с этим есть разрозненность профессиональной школы Союза писателей и ребятами, кто продвигает себя в сетях, сам пишет и завоёвывает аудиторию. Профессионалы не понимают этого и восклицают: «Да как же это так?!». Наша задача — нивелировать это противостояние, поскольку здесь нет никакого конфликта. Мы предлагаем заняться этим ремеслом профессионально, даём такую возможность, и кто хочет, тот делает.

 

То есть вы предоставляете некоторую информацию и инструменты для развития.

Мы получаем от каждого члена жюри отклик. Это всегда рецензия, критика. Даже самые лучшие произведения подвергаются им. Этот формат непривычен для поэтических блогеров. Они собирают много лайков, просмотров, их любит аудитория. И вдруг эти ребята получают какие-то критические комментарии от членов жюри и обижаются, воспринимают это как личную неприязнь.

Никто же не спорит, что нужно по нотам учиться играть на музыкальном инструменте.

Это такой свободный институт. Человек может к вам обратиться и взять то, что ему необходимо из комментариев.

Мы привлекаем в жюри членов Союза писателей или медийных персон. В большинстве конкурсов есть предварительный отбор, и, если ты не профессионал, тебе туда не добраться. Ты сидишь и пишешь в стол. А здесь может быть обидно, жёстко, но тебе профессионал скажет, что не так.

Естественно, на этом всё не заканчивается. В рамках фестиваля у нас есть поэтическая школа, очные встречи с президентом фестиваля. До пандемии они были регулярные и проводились по средам в лофт-проекте «Этажи». Это были и групповые, и индивидуальные занятия. Также в Союзе писателей России существуют заседания «ЛИТО», где вы можете представить своё творчество, и специальная комиссия даст комментарии.

 

Насколько регулярно проходят заседания и для кого они нужны?

До пандемии раз в две недели. Нужно посещать «ЛИТО», чтобы стать членом Союза писателей, познакомиться со всеми, чтобы тебя узнали, приняли. Могут дать какие-то литературно-социальные нагрузки, например, написать статью.
Функционал нашего фестиваля, что мы как «кузница кадров» для Союза писателей. Кто-то два года ходит на «ЛИТО». А если вы участвуете в “Poetfest”, делать это необязательно. Союз писателей смотрит ребят на фестивале и приглашает тех, кто, по их мнению, заслуживает участия в организации. Так несколько участников вступили в Союз писателей России.

 

Чтобы вы ещё посоветовали начинающему поэту или писателю?

Тут вопрос не в советах, а в том, какие для молодого поэта есть возможности благодаря нашему фестивалю. Во-первых, это участие со своей афишей. Я каждому участнику делаю её красивой, она публикуется в наших социальных сетях. Это самая большая база поэтов в России. Часто на нашу страничку заходят издатели, продюсеры, литературные деятели и отбирают понравившихся ребят. Это очень удобно. Особенно в Инстаграм. В случае онлайн-формата я уже знаю по имени человека, стиль изложения и понимаю, в каком проекте автор будет классно выглядеть, связываюсь с ним и приглашаю.

Присутствие в наших социальных сетях дорогого стоит. Афиши можно перепостить у себя на страничках и получить некоторое количество славы. Так с вашими произведениями знакомятся не только подписчики, друзья и родственники, а ещё и профессиональное сообщество, коллеги-поэты. Победителям отборочных туров предоставляется шанс участия в финале «Поэт года». Этот статус тоже даёт дополнительные возможности.

Также, когда вы участвуете в фестивале, есть возможность попасть в Союз писателей. Если вы становитесь его членом, вы можете получить грант на издание книги. Можно участвовать в городских мероприятиях и заодно продвигать себя. Можно получать бесплатное обучение в Союзе писателей на «ЛИТО». Можно посещать секцию Евгения Всеволодовича Макарова, в которой он бесплатно ведёт «Театр живого слова». Это проект отца, который существует много лет. Евгений Всеволодович — основоположник звукосемантики. Он объяснит, что такое звукосмыслы и как правильно себя преподносить на сцене.

У нас все члены жюри — мастера в разных сферах. Это классно, что можно у них поучиться. Проводим сессии в «Zoom» и «Skype» с нашими профессионалами. Сейчас запустили онлайн-школу. 

 

Вам больше нравится, когда поэт сам читает свои стихи или когда их произносят актёры?

Как правило, тех, кто читает очень проникновенно, больше выбирает зритель.

 

Зритель выбирает душой!

Да, но жюри выбирают с точки зрения профессионализма. В позапрошлом году парень читал так, что его даже не слышали со вторых рядов, но у него был хорошо сделанный текст.

Когда вы профессионал и посмотрели много материала, уже понимаете, как должна быть выверена строка. Зрителю-любителю это незаметно, непонятно, как тщательно работает автор, как он подбирает каждое слово.

Я даже иногда говорю: «Давайте полегче! Они же не поймут вас!».

 

А у вас доброе сообщество?

С ответственностью заявляю, что очень доброе. Я, вообще, как мать и ко всем отношусь с заботой. Переживаю, когда жюри кого-то ругает. В профессиональной сфере, естественно, есть конкуренция. А члены жюри, несмотря на то, что критикуют, реально любят участников. Это своего рода отеческая критика.

 

Есть такое понятие: «Художник должен быть голодным». Считаю это высказывание абсолютно несправедливым. Как вы считаете?

Хорошо, что вы подняли эту тему. Говорить можно бесконечно. Опять же вспоминая времена моего детства и папу, вечно голодного поэта. Я хотела это вывести в коммерческую и интересную историю, чтобы была такая профессия – поэт. «Поэтической семёркой» мы хотели доказать, что за поэзию можно платить. В общем, так и было. Нас заказывали сначала бесплатно, потом за деньги. Из этого можно было вырастить коммерческий проект. Но мои декреты немного нарушили планы.

Пока проходили сезоны “Poetfest” я родила двух детей. В связи с этим у меня не получалось отдавать много ресурсов. Я могу заниматься меценатством только личным временем. И пока не могу выделить столько финансов, которые могут работать на долгоиграющую историю. Хотя это рабочая схема, и я к этому иду.

В планах было создание онлайн-версии, типа «убер» для поэтов. У нас есть и профессионалы, и молодые поэты, которым нужен отклик. Идея была такая. Автор выкладывает на нашу платформу либо так называемый сырец, либо что-то более проработанное. И в течение суток ему присылают профессиональный отклик. Но мне на это необходимо настроиться. Это нужен серьёзный сервис, который стоит приличных денег. Поэтому пока всё это в планах.

 

Здорово, что вы об этом думаете. Изучая вашу профессиональную биографию, я узнала, что вы основательница прекрасного синтетического проекта Location hostel и Location hostel of the world.

У нас был приглашенный специалист, моя подруга Светлана Бекасова, которая делала сеть таких галерей в необычных местах. Первая была во дворе «Этажей». Вторая — в межлестничном пролёте. Мы сами облагораживали эту парадную, где жил наш любимый Темирканов (Юрий Хатуевич Темирканов — советский и российский дирижёр, педагог, общественный деятель; народный артист СССР. — прим.ред.).

Мы путешествовали много по миру, любили рассматривать дизайны отелей. И нам нужно было сделать для молодёжи какое-то демократичное место, где они могли бы насладиться эстетикой. Так появился «Location hostel», который себя и позиционирует первым дизайн-хостелом в России. Потом открыли его в «Этажах» и заняли много этажей. (смеётся — прим. ред.) С нас, по сути, началось движение и тенденция открывать хостелы. Все уважающие себя хипстеры их открывали. Как мы объясняли, что такое хостел! «Что? Хоспис? Хоста?», — спрашивали меня. Сама раздавала листовки, в нарядах ходила, было весело, очень здорово.

2009 год — становление нетипичного Петербурга, который сейчас расцвёл. Он стал туристически привлекательным и оказался таким, я считаю, в том числе и с нашей помощью.

 

Возвращаясь к теме фестиваля. Правильно ли я поняла, что в конкурсе может участвовать любой желающий, чувствующий себя поэтом, вне зависимости от места проживания?

Да, участвовать можно из любой точки мира. У нас ребята с Испании, с Тель-Авива, с Америки, есть даже наша соотечественница с Африки. Естественно, все русскоязычные.  В этот раз девочка участвует с Южной Кореи!

По сути, вы ещё сохраняете и языковую культуру.

Да! Евгений Всеволодович Макаров, президент фестиваля, выступает исключительно за русский язык.

Как принять участие в фестивале?

Для участия в конкурсе нужно отправить фамилию и имя на нашу почту poetfestspb@gmail.com.
В ответ вам придут условия и правила участия. Если вы пишите стихи, в какой бы точке земного шара ни находились, как бы вы ни ощущали свой профессионализм, на какую бы тему не писали, вы можете отправить нам заявку. Если ваше произведение в рамках цензуры Российской Федерации, вы обязательно увидите себя в наших социальных сетях и, возможно, победите.
Наш аккаунт в Инстаграм — @poetfest, там же вы найдете почту, через которую можно с нами связаться. И группа vk.com/poetfestru, где можно почитать о нас, об участниках и задать вопросы в сообщении.

 

Надежда, скажите, пожалуйста, слова поддержки поэтам России, особенно начинающим. Очень часто, когда ты что-то творишь и много времени этому уделяешь, нужно услышать, что ты кому-то нужен.

Друзья, где бы вы ни находились, если вы пишите стихи, пожалуйста, присылайте нам! Мы точно сделаем так, чтобы вы были услышаны профессиональным сообществом и коллегами-поэтами. И мы сделаем вас популярнее!

Если вы боитесь критики, мы можем сделать для вас быстрый отклик. Вы присылаете нам произведение, а мы отправляем его специалисту. В ответ мы высылаем вам рецензию.

Часто бывает, что ребята, которые пишут в стол и не считают себя поэтами, по мнению жюри побеждают. Это ребята-самородки, которые не знают, что такое наука стихосложения, а пишут по наитию и правильно попадают в ритмы, по всем правилам стихосложения. Вдруг это про вас? Мы вас ждём, не стесняйтесь! Все ваши произведения пройдут через меня, а я могу дать гарантию, что вы будете любимы. Всё с вами будет хорошо в нашем проекте.