Гид по жизни

Переехать в другой город, оставить друзей, всё привычное и знакомое, начать новую жизнь. Страхи, сомнения — а будет ли лучше? И только внутреннее убеждение «я справлюсь» помогает принять решение, которое изменит всю жизнь.

Наша героиня Юлия Клочкова рассказала, чем гид отличается от экскурсовода, почему не надо путать туризм с иммиграцией и поведала на личном опыте, как отчаяние может стать движущей силой больших перемен.

Делилась личным Юлия Клочкова, репетитор по обществознанию и истории, гид-переводчик, экскурсовод.
Записывала Елена Драгныш.
Фото из личного архива героини.
Юлия, в вашей жизни было несколько переездов в другие города. С чем они были связаны?
Я родилась в Баку. Мои родители решили переехать в Россию, в Таганрог, после распада Советского Союза. Этот переезд не был моим решением, адаптация давалась тяжело — мне было 17 лет, новая школа, новые друзья.
Переезд в Петербург — это уже мой осознанный выбор. Мне было 40 лет, когда я приняла это решение, а через два года уже жила в Петербурге.
Я думаю, что наше желание перемен связано с потребностью быть счастливыми. Человек должен быть счастливым, иначе для чего тогда мы живём? И на пути к счастью он старается устранить все препятствия — нелюбимая работа, токсичные люди и душные города.
Каждый город повлиял на моё формирование. Даже Ростов-на-Дону, в котором я провела пять лет студенческой жизни, будучи студенткой исторического факультета Ростовского Государственного Университета. Но комфортно сейчас мне в Петербурге.
Какой город увлечёт меня завтра — не знаю. Возможно, Париж.
Расскажите, почему выбрали именно Петербург?
Впервые в Петербурге я оказалась со своим будущим супругом в 2000 году.
Мы были в Петербурге всего один день. Моросил дождь. Это был понедельник, и все музеи, кроме военно-морского, были закрыты. В него мы и пошли, чтобы укрыться от дождя в том числе. А большую часть дня бродили по улицам, забегая в магазины погреться, поскольку тогда ещё не было такого огромного количества кафе, как сейчас.
В Петербург невозможно было не влюбиться. Санкт-Петербург — город контрастов. Впрочем, как и любой другой город с многовековой историей. Стоит уйти чуть в сторону от центральных проспектов — видишь неприкрытую изнанку города: апартаменты соседствуют с коммуналками, скульптуры античных героев — с современными граффити, пластиковые окна, элитный транспорт во дворе и витражи — с помойками.
Здесь, в этих дворах-колодцах, Петербург раскрывается самым удивительным образом. И меня это не вводит в депрессию, наоборот, в этом я вижу колорит города.
Когда мы вернулись в Таганрог, то я сразу предложила: давай переедем, пока у нас нет детей. Мы молоды, работу всегда можно найти, у нас у обоих историческое образование, экскурсионная деятельность в городе набирала обороты. Я даже звонила в «Водоход» и узнавала о вакансиях экскурсоводов — сразу видела себя только в этой профессии в Петербурге. Но, к сожалению, будущий супруг не сильно горел желанием так резко менять свою жизнь.
В 2015 году, когда я в очередной раз приехала в Петербург, но уже вместе с сыном, то мне опять пришла в голову идея о переезде. Несколько раз появлялось чувство уверенности, что я смогу здесь жить и реализоваться. К тому времени я уже была в разводе.
Вернувшись в Таганрог, мы начали готовить план переезда. Но если в первый раз мотивационной силой была новая жизнь с мужем на новом месте, новая работа — своё дело, то теперь это был больше побег из города, в котором я не могла спокойно дышать. У меня был тяжелый развод, последствия которого преследовали меня практически каждый день.
Я не ехала в Петербург за карьерным ростом или длинным рублём. Квартира с шикарным ремонтом, работа, карьера, стабильный высокий доход, который позволял мне жить и отдыхать, были у меня и в Таганроге. Но я не чувствовала себя его частью. Было такое ощущение, что меня выталкивают из города. Я не чувствовала себя счастливой.
Вот это и было моей движущей силой. Отчаяние. Когда ты не видишь перспектив, когда ты упёрся в потолок, но при этом понимаешь, что это не твой потолок, твой — гораздо выше, и при этом больше нет сил жить по-прежнему.
А почему Петербург? Это то место, где я могла реализовать свои знания, навыки и умения — очень практичный подход. Большой город — большие возможности. Ощущение причастности к чему-то большому. Ощущение себя частью истории. До сих пор, гуляя по городу, меня не покидает чувство, что именно здесь происходит то, что потом ложится на страницы учебников по истории.
Повторюсь, моё решение было осознанное, практичное, а не просто мечта. Мечта — это, когда ты сидишь в кафе, думаешь, как жить дальше, и тут входит Луи Гаррель (французский актёр, сценарист и режиссёр — прим.ред.), и через пару часов ты уже гуляешь с ним по Парижу. Вот это мечта.
Что помогло укрепиться в решении, и как повлиял переезд в Петербург на вашу жизнь?
И переезд, и город сильно повлияли на меня. Я не ожидала, что настолько. Я не была готова к такому длительному адаптационному периоду. Несмотря на то, что у меня был план, который с первого дня кинулась реализовывать, я растерялась.
Я увидела и город с другой стороны, и себя стала открывать в новых обстоятельствах.
Не надо путать туризм с иммиграцией — это первый урок, который дался мне очень тяжело.
Много мифов, которые сформировали образ Петербурга в моей голове, рухнули.
Как говорила Коко Шанель: у вас не будет второго шанса произвести первое впечатление. Вот так случилось у меня с Петербургом — первое впечатление оказалось очень сильным и вдохновляющим. И хотя потом было много разочарований, но оно по-прежнему работает.
Когда я увольнялась из университета, мне некоторые говорили: «как, куда, а чем заниматься, а зачем, ведь тут синица в руках». На что я отвечала — «я всегда могу заниматься нелюбимым делом. А сейчас я хочу попробовать заняться любимым».
С переездом также — я не боялась, что не получится, что не смогу найти работу, обеспечить материально себя и сына. Я почему-то была уверена в себе. Но реальность оказалась сложнее: были и сложности с деньгами, и с работой, а, главное, не с кем было поговорить, поделиться своими чувствами, пожаловаться, поплакать.
Когда я приняла решение о переезде, мне было 40 лет. Я стала активно учить английский язык, чтобы в Петербурге найти работу гида-переводчика. Учила неистово, посвящая всё своё время языку. Исключила максимально русскую речь: фильмы, книги, новости — всё смотрела, читала только на английском языке. Посещала английский клуб, занималась с репетитором два, а иногда и три раза в неделю.
Параллельно я продолжала работать, заниматься сыном и домашним хозяйством.
Как только переехала, сразу начала учиться на гида-переводчика, искала учеников. В Таганроге уже работало «сарафанное радио», а в Петербурге пришлось начинать всё с нуля. Было, действительно, тяжело.
Юлия, были ли мысли вернуться обратно?
На второй год жизни в Петербурге я впала в депрессию. Каждый день я плакала, считая, что переезд был ошибкой, что проблем он принёс больше, чем было.
Я решила, что надо поехать в Таганрог и ещё раз почувствовать себя в том городе. Так я и сделала в прошлом году — во время пандемии появилась такая возможность.
Но как только я ступила на землю, поняла как мне всё чуждо здесь — всё не моё. Я опять начала задыхаться, у меня испортилось настроение. Я встречалась с людьми, по которым скучала в Петербурге, и мне не о чем было с ними говорить. Все другие и всё другое.
«Я хочу домой», — неожиданно сказала я сыну. «Мама, ты впервые назвала Петербург домом», — ответил он.
Да, в этот момент я почувствовала, что меня уже не раздражает моя маленькая квартира, мои проблемы с поиском работы, нехватка солнечных дней и затяжная зима, и огромное число приезжих в поисках своего счастья, таких же, как и я.
И мне стало так спокойно. То самое чувство, когда долго не мог принять решение и наконец-то решился. Полное принятие. Классное чувство!
Как считаете, почему люди бояться менять привычное и продолжают жить в некомфортных, а иногда и небезопасных для себя условиях?
Они боятся признать, что у них не получилось. Это нормально. Многие из нас боятся признавать свои ошибки.
Я не боюсь. Я всегда признаю свою неправоту. Я научилась говорить себе в лицо, что промахнулась. На самом деле, это большая работа над собой.
Все плачут и ошибаются. Даже великие. Но не все находят силы подняться и двигаться дальше.
Юлия, а кем вы мечтали стать в детстве? Реализовалась ли эта мечта?
Сколько себя помню, всегда мечтала быть учителем. Мне нравится учиться, и я люблю учить других, в хорошем смысле этого слова. Я всегда сильно переживала, когда приходилось пропускать школу по болезни — для меня это была катастрофа. Дома я часто играла в школу, любила делать уроки со своим младшим братом.
После окончания университета я работала в школе, а позже начала преподавать в университете. Работа, как со школьниками, так и со студентами, мне безумно нравилась. Параллельно я занималась репетиторством, а потом уволилась из университета и полностью посвятила себя этому делу.
Мне очень нравится объяснять, я получаю удовольствие, когда у школьников или студентов просыпается интерес к предмету, они начинают задавать вопросы — это важная часть процесса. Я заряжаюсь невероятной энергией в этот момент.
Юлия, сложно ли современным школьникам освоить историю и обществознание и подготовиться к ЕГЭ? Есть ли у них интерес к этим предметам?
Я занимаюсь репетиторством уже много лет, имею опыт работы в региональной комиссии в качестве эксперта по проверке заданий ЕГЭ и могу сказать, что, к сожалению, сложно.
ЕГЭ по обществознанию является своеобразной «лакмусовой бумажкой», с помощью которой можно оценить уровень эрудиции. Каких только знаний не требует этот экзамен — экономики, истории, литературы, социологии, политологии, философии. Нужно не просто овладеть мега-материалом, но и уметь аргументировать, анализировать и иллюстрировать социальные явления конкретными примерами из разных сфер.
Меня всегда удивляет, когда говорят, что ЕГЭ по истории — это сложно, потому что много дат. На самом деле, запомнить даты — это самое лёгкое в этом экзамене. А вот уметь устанавливать причинно-следственные связи между процессами, явлениями, событиями, уметь делать выводы, аргументировать — это то, что многие ребята, к сожалению, не умеют.
Но это всё практика ума. Опять же надо постоянно задаваться вопросами — возраст «почемучек» не заканчивается в 4 года!
Как, на ваш взгляд, привить детям интерес к истории?
Я убеждена, что проявить интерес к предмету у ученика может только учитель, который сам любит свой предмет, который не будет заставлять зазубривать даты в отрыве от контекста события, а будет провоцировать у ребят желание задаваться вопросами, анализировать, искать параллели. Это очень интересно.
В этом смысле, конечно, мои экскурсии и мои уроки в чём-то похожи — объяснять, увлекать, заставить задуматься.
Быть гидом и экскурсоводом, на мой взгляд, очень непросто. Ведь экскурсии должны быть не только познавательными, но нескучными и увлекательными. В чём секрет уникальности ваших экскурсий?
Я работала и экскурсоводом, и гидом-переводчиком, и учителем, и преподавателем. И любая из этих профессий требует сумасшедшего объема знаний и эмоциональной отдачи. И это того стоит!
Как гид-переводчик я работаю с иностранными туристами и в этом есть особенности. Я всегда узнаю, из какой они страны. Мне это важно. Я стараюсь подготовить экскурсию так, чтобы можно было провести параллели с их государством, историей, найти связи, общие факты — они есть всегда. Я всегда делаю акцент на коллекции живописи их страны, представленной в нашем собрании.
Для меня рассказ о любой достопримечательности, независимо кто передо мной, иностранцы или российские туристы, — это не только даты и имена. Это, прежде всего, история места. Когда мы стоим у Медного Всадника, я всегда рассказываю о системе управления в Российской империи, поскольку мы видим Сенат, Синод и Здание Двенадцати коллегий на противоположном берегу, и сравниваю их ограниченную монархию с нашей абсолютной, их опыт революций и наше восстание декабристов.
Иностранные туристы очень хорошо ориентируются в своей истории — получаешь просто интеллектуальное удовольствие.
Ну, а больше всего удовольствия я получаю от вопросов. У меня принцип — если вопросов нет, значит, что-то пошло не так. Вопросы должны быть. Как преподаватель я всегда ставила студентам баллы за хороший вопрос, поэтому искренне радуюсь, когда мне задают вопросы-почемучки.
Юлия, а в чём отличия гида от экскурсовода и что их объединяет?
На самом деле, никогда не думала о том, что есть разница, пока не столкнулась. А отличия, оказывается, такие же, как между учителем и преподавателем. Но это больше разница в отношении к профессии со стороны самих представителей этих профессий. Я не такой сноб, могу выделить особенности и в той, и в другой паре, но не более того. Кто круче — для меня вопрос не стоит!
Гид-переводчик — это многостаночник. Он проводит экскурсии своим туристам один и по всем объектам сразу: утром он рассказывает о западноевропейском искусстве в Эрмитаже, днём — о механизме подъёма колонн в Исаакиевском соборе, вечером — о фортификационных сооружениях Петропавловской крепости. На следующий день он уже с ними в Петергофе, объясняет семантику фонтанных скульптур, а после обеда с горящими глазами и голосом полным сил мчит в Екатерининский дворец в Царское село, чтобы познакомить туристов с Пушкиным и Янтарной комнатой. И при этом он, не умолкая, рассказывает об истории города, не забывая показывать все достопримечательности.
Экскурсовод — это узкий специалист. Он отличит издалека и в темноте по одну сантиметровому фрагменту левого нижнего угла холста «Данаю» Тициана от «Данаи» Рембрандта. Он перечислит все названия цветов в натюрмортах малых голландцев и даже поведает о том, о чём говорят ребята на картине Веласкеса «Завтрак». Он может с уверенностью сказать, действительно ли ангел на Александровской колонне похож на Александра I, потому что он смотрел ему в глаза лично.
Гид-переводчик и экскурсовод — безумно интересная профессия, которая требует от тебя постоянного роста, позитивного отношения и искренности. Ни один турист, так же как ни один школьник или студент, не простит лицемерия и лжи. Бесспорно, всё знать невозможно, но хуже всего — это нежелание узнать.
Юлия, выучить английский за 2 года, начать жизнь с нуля в другом городе, пойти за своей мечтой и работать гидом, стать экспертом в своей области. На мой взгляд, подобные решения и достижения во многом осуществились благодаря вашей смелости и силе характера.
Меня многие называют смелой, признаются, что я вдохновляю их, оказываю влияние на их жизнь. Глядя на меня, они принимают решения и начинают что-то новое.
Для меня это всё звучит очень пафосно. Я не считаю себя смелой. Честно, все решения, которые я принимала, были на грани отчаяния — развод, увольнение, переезд. Всё.
Ты просто перестаёшь дышать, ощущать радость жизни, чувствовать себя счастливой. А если ты несчастлив, то зачем тогда всё это? И меня очень беспокоит, что все поворотные решения я принимала, когда это всё уже плохо отражалось на моём здоровье — психологическом и физическом. И ты задаёшь себе вопрос, — а что дальше. И в этот момент приходит осознание необходимости перемен.
Смелость для меня — это вовремя услышать себя, не доводить себя до состояния отчаяния, когда уже рисковать в принципе нечем. Мне очень нравится фраза, сказанная Черчиллем — иногда надо опуститься на дно, чтобы оттолкнуться и всплыть. Вот со мной это именно так и работает.
У меня есть кредо, которым я руководствуюсь по жизни — неудовлетворëнные желания отражаются на лице. Сначала я распространяла это на платья, туфли, булочки, туристические поездки, а сейчас в список вошли города, люди, работа. Очень важно следовать своим «хотелкам» и любить то, что вы делаете, и тогда жизнь полюбит вас.
Есть ли в планах покорять другие города? 
Сейчас, когда уже более-менее всё наладилось, и я нашла баланс с городом и с собой, мне хочется опять покинуть зону комфорта.
Преодоление трудностей выматывает, но потом приходит осознание сделанного и мысль: «какая я молодец». Это такой кайф, что хочется опять выйти из зоны комфорта, чтобы снова это испытать.
Теперь я хочу путешествовать, узнавать другие города, другую культуру, настраиваться на темп города, как инструменты в оркестре настраиваются перед концертом. Я хочу начать смотреть на города глазами переехавшего, а не туриста. Мне кажется, это будет интересно.