движение города

Изучала вопрос и рисовала ЕЛИЗАВЕТА АРДАШОВА

Человек постоянно меняет своё положение в пространстве — поход на работу, переезд в новую квартиру, образовательная или трудовая миграция. Перемещения людей можно рассматривать как на индивидуальном, как и на более глобальном уровне, что в социальных науках обычно называют макроуровнем. Движения масс людей предвосхищают глобальные перемены в структуре стран и городов, а сложившиеся благоприятные условия жизни приманивают ещё большее количество людей. Изучением этого вопроса занимаются социологи, убранисты и архитекторы, а в современном мире они всё чаще работают рука об руку. В статье мы обсудим один из возможных подходов к развитию города и сосредоточимся на явлениях, которые происходят с городским пространством Санкт-Петербурга здесь и теперь.  
 

Изменение городской среды зачастую связано не просто с планированием города, которое осуществляется свыше, но и с движениями самих людей. С течением времени меняется экономика, социальная и культурная жизнь, интересы и приоритеты, что приводит к передвижению масс людей в городском пространстве. Под это, в свою очередь, подстраивается новая инфраструктура. 
 

Популярность изучению городской структуры принесла чикагская школа социологии в 20-х годах прошлого столетия. Главной теорией развития города на протяжении долгого времени оставалась теория концентрических зон, введённая Эрнстом Берджессом в 1925 году (Парк & Бёрджесс, 1925). Согласно его теории, города развиваются по мере большего притока жителей путём отдаления от исторического центра. Эта теория подвергалась критике, потому что она подходит только для описания городов, которые развивались естественным путем, а не были построено планово, как, скажем, Норильск. Санкт-Петербург, однако, довольно удачно вписывается в эту концепцию. В течение развития и смен эпох в городе формируются следующие зоны: исторический центр, коим в Санкт-Петербурге является, например, Заячий остров и центр материковой части, который в следствии развития города заполняется офисами больших компаний.

 

Вторая зона — переходная, где располагаются заводы и большие офисные пространства. Многие удивятся заводам почти в самом центре города: ярким примером таких районов в Петербурге является Обводный канал, на котором располагается много как и действующих заводов, так и заводских помещений, которые сейчас используются в ином качестве. Сюда же можно отнести и Адмиралтейские верфи, которые были основаны при самом Петре I. 
 

Третьим кольцом располагаются жилые зоны, которые были предназначены для рабочего класса. 
 

Четвертая зона — городские резиденции. Возникновение таких районов обусловлено тем, что в начале основания города это являлось скорее пригородом и его населяли вышестоящие чины и элиты, строя там свои тогда ещё загородные резиденции. Ярким примером этому в Петербурге является Каменный остров, который был освоен в 1713 году. В разные исторические эпохи там селились приближённые императорской семьи, располагались дачи знатных промышленников. В советское время там находилось множество государственных санаториев и номерклатурных дач. Сейчас же большинство особняков принадлежит государству, а часть из них заброшена. 
 

Последней зоной является зона пригородов и городов-спутников, которых у Санкт-Петербурга множество.
 

Теперь, когда у нас есть теория и терминология для описания структуры города, мы можем разобраться с более современными социальными феноменами, которые меняют городскую жизнь. Речь пойдет о джентрификации, то есть процессе переселения среднего класса в районы рабочего класса. Термин ввела исследовательница города Рут Гласс, которая обнаружила этот процесс в Лондоне (Гласс, 1964). На западе джентрификация связана скорее с переадаптацией жилых территорий, например, созданием лофтов людьми с высоким экономическим капиталом на месте бывших пристанищ рабочего класса. Это происходит в основном изза желания жить ближе к месту работы в историческом центре и обладать легким доступом к местам городского отдыха и развлечений. 
 

В России джентрификация остаётся под вопросом, если понимать её в узком смысле — говоря только про жильё. Главная причина этого процесса — высокая мобильность населения, чего в России нет, ведь съёмное жилье здесь не пользуется популярностью у людей с высоким доходом. Основной массой людей, снимающих жильё, остаются студенты. 
 

Джентрификация в её классическом понимании происходит точечно, в местах наиболее притягательных для богатых людей — с хорошей инфраструктурой и окружением. Она ужесточена характером современной элиты: эпицентры джентрификации чаще всего становятся закрытыми зонами, а дома там не просто меняют внутреннее наполнение, а сносятся, и на их месте возводятся новые. Хорошим примером служит район Осторженки в Москве. 
В Петербурге процесс джентрификации проходит мягче и приобретает иной характер, то ли из-за того, что процент людей, обладающих властью масштаба страны, тут гораздо меньше, то ли из-за того, что Петербург — так или иначе место обитания культурной элиты. Наверняка те, кто заходил за пределы туристического центра, видел заводские помещения, оборудованные в галереи и креативные пространства — это и есть примеры специфической российской джентрификации.  Креативное пространство «Ткачи», расположенное в здании бывшей ткацкой фабрики. На месте бывшего кабельного завода, решением администрации было создано общественное пространство  «Порт Севкабель» для городских креативных проектов. Завод музыкальных инструментов на Васильевском острове превратился творческий кластер «АртМуза». Сегодняшняя «Новая Голландия» уже успела послужить и амбарами для хранения корабельного леса при Петре I, и складами военноморской базы в эпоху СССР. В XIX веке планировали сделать это место морской тюрьмой, для чего и было построено здание, которое называется «Бутылка». Ещё в 70-е годы прошлого столетия были проекты по превращению территории «Новой Голландии» в культурный центр, но случилось это гораздо позже, только в 2004 году. 

 

Еще один эпицентр джентрификации — Охта. Стеклянная башня Центрального конструкторского бюро машиностроения становится центром дизайна ARTPLAY строится современный торговый центр «Охта Молл» с творческим пространством Охта Lab, в деловом центре открывается арт-пространство «ДК Громов», строится новый жилой комплекс «Дом на излучине Невы». Бывший промышленный двор на Лиговском, 50 становится местом молодёжных тусовок с многочисленными барами и частными открытыми пространствами. Завод, построенный в 1945 году на шоссе Революции, 84, становится музеем Стрит-арта, местом, где проходят выставки и мероприятия, имеющие дело с современным уличным искусством. 
 

Мы задали пару вопросов людям, которое имеют непосредственное отношение к подобным пространствам. 
 

И это только самые популярные городские пространства, возникшие процессе специфической петербургской джентрификации. Молодые поколения тяготеют к свободным собраниям по интересам и новым проявлениям культурной и социальной жизни, старые форматы их уже не удовлетворяют. Новые пространства помогают хорошо провести время, отличаются непривычной архитектурой и внутренним убранством, сохраняя приятную дымку минувшей эпохи. 
 

Мы попросили представителей пространств, которые являются примером современного городского процесса, обсуждаемого в статье ответить на некоторые вопросы: какое место они занимают в городском пространстве? Кто их основной посетитель? Что нового они им предлагают?

Представитель «Новой Голландии»

 

 

Мы обычно интересуемся у самих посетителей, что для них «Новая Голландия» и какое место в городском пространстве она занимает. Посетители приходят по разным причинам: кто-то просто поваляться на траве или позагорать на пляже, кто-то на «Открытый лекторий» или на занятия в школу креативных индустрий «Маяк», кто-то на занятия на третий этаж «Бутылки» или на ужин в Kuznya House. Также не стоит забывать о концертах, открытых тренировках по петанку, шахматам и многому другому. Что касается новых проектов и предложений для посетителей — в этом году мы открыли новый пляж. В 2019 году открываем новый корпус. 

ЛОФТ ПРОЕКТ ЭТАЖИ

 

 

Нам кажется, что мы занимаем одно из самых важных и ведущих мест в городском пространстве. В этом году «Этажам» исполнилось 11 лет, и за эти годы мы провели и организовали огромное количество мероприятий. Многие мероприятия и выставки мы проводим уже в течение нескольких лет — и это именно наша инициатива. Например, выставка World Press Photo с 2010 года проходит именно в нашем пространстве. 

 

Время меняется, и мы замечаем, что людям интересна еда из разных стран — и мы поддерживаем это, развивая пространство для стритфуда и фудкорта. 

 

В «Этажи» приходят разные люди, у нас нет портрета типичного посетителя, потому что наш посетитель — не типичный. В будний день к нам приходит около 3000 человек, а в выходные дни 5000–7000, в зависимости от мероприятий. И все эти люди разные: кто-то идёт на выставки, кто-то с семьёй идёт на фестиваль животных, который несёт в себе свою идеологию, кто-то идёт отдохнуть на крыше, а кто-то — в магазины. Мы рады, что мы интересны разному количеству людей, и стараемся сделать так, чтобы каждый нашёл что–то интересное для себя. 

 

Мы постоянно наблюдаем за тем, что интересно нашим посетителям. Заметили, что людям снова интересны выставки, и недавно успешно провели выставку «Босх и Брейгель», а сейчас проходим выставку «Ван Гог Неизвестный». Также у нас можно организовать мероприятие и фестиваль бесплатно. К нам приходят разные креативные ребята и проводят фестивали, а мы предоставляем площадку. Мы постоянно следим за интересами людей и стараемся им соответствовать.

 

Представитель пространства «Порт Севкабель»

 

 

«Порт Севкабель» занял пока что свободную нишу — немного локального пространства, которое создаётся для улучшения условий жизни, в первую очередь, василеостровцев. 

 

Порт — свободолюбивая и открытая всему интересному площадка, таких в нашем городе немного: в большинстве случаев досуг приходится дробить, а в наших ближайших планах — объединить еду, выставки, музыку, театр, шопинг, бизнес, науку. Также важно отметить, что это исключительный проект по части организации — «Порт Севкабель» создаётся по инициативе самого завода «Севкабель» на части его территории, а не по обыкновению на месте закрытого предприятия. Если вспомнить истории «Четверти», «Тайги» и других, становится понятно, что арендодатель и инвестор в одном лице — это идеальный вариант. Наш основной посетитель варьируется в зависимости от проводимых мероприятий. Например, на «Интеллигентную барахолку» 
приезжает много семей с детьми, а вот фестивали от Roots United посещают в основном люди 20–30 лет, люди постарше приедут на Блюзовый фестиваль «Мосты», а аудитория «Urban Culture Fest» — бескомпромиссная юность и молодость. 

 

Наверное, основного посетителя можно описать как человека, которому хочется чего-то нетривиального, нового, свежего — и в плане площадки, и в плане мероприятий. Это романтики всех возрастов: ради интересной выставки, архитектуры, морского воздуха и простора они приезжают в Гавань и провожают с набережной «Порта Севкабель» паромы на закате. 

 

К нам приходят за интересными мероприятиями, за индастриалатмосферой и за новым видом на большую воду. Несмотря на то, что «Порт Севкабель» пока открыт только под мероприятия, территорию можно постоянно исследовать и каждый раз находить интересные новые детали и ассоциации. Например, многие ко второму–третьему посещению уже видят параллель между нашими вертикальными лежаками и традицией загорать у стен Петропавловки или замечают артефакты — старые станки со времен мануфактуры «Siemens&Halske». 

 

Мы предлагаем первое полноценное пространство для досуга и отдыха на Васильевском острове — пока «Порт» в процессе благоустройства, но уже виден результат первых шагов.