Карантин личных побед

Интересовалась жизнью коллег на карантине АНАСТАСТИЯ НЕДАШКОВСКАЯ

Герои: АРИНА ШЕРСТНЕВА (vk.com/arionignis), ВИКТОРИЯ КОРОТКОВА (vk.com/crazyrussian111), АНАСТАСИЯ НЕДАШКОВСКАЯ (@rusaya_madam), ДАРЬЯ ГРУНИНА (@valensia1229), СВЕТЛАНА СИМАКОВА (vk.com/id183485434)

Фотографии: из личного архива героев

«Это невозможно!» — сказал бы раньше современный человек на события, которые всколыхнули мир.

Ведь нам сложно было даже представить, что можно жить без ресторанов, кинотеатров и вечеринок. А особенно то, что можно работать, учиться и отдыхать, не выходя из дома.

Карантин перевернул нашу привычную картину мира, стал грандиозным открытием, а для кого-то огромным разочарованием этого года

Мы расспросили коллег журнала —ИМЕННО., о том, как изменилась их жизнь, чему новому они научились в период карантина и с какими сложностями столкнулись.

 

Арина Шерстнева - журналист, 22 года. 

Карантин застал меня врасплох. 

Думаю, это знакомо каждому из нас. Но нос опускать было нельзя. У меня было два варианта: расплыться от лени по комнате своей племянницы, либо найти себе применение. Решилась на второе. 

За время карантина я стала практически шеф-поваром высшего разряда, потому что готовить приходилось для целой семьи каждый день. 

Я любила готовить и раньше, но в карантин приходилось делать это каждый день, а желание на это было не всегда. Список моих кулинарных изысков пополнился. Как говорит муж сестры: «Можно замуж выдавать!»

Когда начался карантин, в сети появилось очень много бесплатных интенсивов, мастер-классов и вебинаров по дизайну и иллюстрации. Поняла, что очень тяготею к этой теме, поэтому бесплатные интенсивы стали для меня находкой. 

Я научилась общаться с племянницей. Детям было еще сложнее справляться с этим грузом несправедливости: с друзьями гулять нельзя, а домашние задания для школы онлайн нужно делать каждый день, еще и убираться по дому заставляют. Я старалась помочь ей, поднимала настроение. Пришлось учиться играть в монополию и карточные игры. Что только не делаешь, ради улыбки ребенка.

Когда моя студия растяжки перешла на онлайн режим, я решила не подводить себя и тренеров и перешла с ними в новый формат.  За карантин я стала выносливее к кардио-тренировкам, гибче, так что до шпагата теперь остаëтся совсем немного.

Все мы стали терпимее, сильнее, выносливее. Нужно быть крепким духом, чтобы жить под одной крышей 24/7 с родственниками, надеяться, что всë это скоро закончится и начинать новый день заново, зная, что он пройдет примерно так же, как вчера и месяц назад.

Виктория Короткова - журналист, 35 лет. 

В эмоционально сложной ситуации оказались все: и экстраверты, не имевшие возможности продолжать активный отдых, и интроверты, запертые с другими людьми в четырёх стенах.

 Раньше, когда все расходились по делам, в нашем доме воцарялась тишина, в которой рождались мои лучшие строки: проза, поэзия, переводы, статьи. Я удобно устраивалась с гаджетами и работала.

И тут привычке пришёл конец. 

Все дома, все углы заняты, шум, гам и разговоры до самой ночи. Как тут творить? Наши пути постоянно пересекались и напряжение росло ежечасно. Внутри накапливалось и закипало, пока в какой-то момент, близкий к срыву, я не подумала: «Почему вообще я должна от кого-то прятаться?».

Да, я привыкла к полной тишине и возможности отпускать мысли, создавая собственные сюжеты. Но, видимо, настал момент выучить новый урок. Именно в стрессовой ситуации у нас вылезают самые большие и глубинные страхи. Зато в такие времена у нас есть возможность разобраться в них.

Теперь я не боюсь заниматься творчеством, которое прятала от чужих глаз много лет. Я научилась творить при работающем телевизоре, громких разговорах по телефону и даже при активном ребенке. Это огромный шаг вперёд для моей внутренней уверенности.

Вокруг меня много людей, не верящих в меня, постоянно ставящих под сомнения мои способности и оказывающих давление на мой путь. Но, благодаря неожиданным ограничениям в свободе и пространстве, я смогла перешагнуть через чужое мнение и продолжать работать над своим внутренним мастером и оттачивать свои таланты. 

Анастасия Недашковская - журналист, 22 года. 

В начале марта, когда карантин уже охватил Европу и Запад, мы с подругой спонтанно улетели в Дубай и вернулись как раз в период закрытия границ России.  

Мы одни из первых ощутили, что такое самоизоляция. 

Наверное, благодаря мини-отпуску в начале было немного проще. А дальше я прошла все этапы принятия: от полнейшей апатии и отрицания до наслаждения этим моментом и поиском пользы.

Самое главное открытие на карантине — осознание того, что все ресурсы для творчества и работы находятся внутри меня.

Раньше для меня было трагедией организовать рабочее пространство дома, и я ежедневно шла в кофейни за порцией вдохновения и концентрации, тратя тысячи за это удовольствие.

Сейчас я могу выполнять всю работу, иногда даже не вставая с кровати (а так можно было!?).

За период карантина я опробовала жизнь в онлайн формате: посещала тренировки, брала интервью, сдавала сессию и даже диплом защитила не выходя из дома. 

Мне кажется, что мы опробовали будущее. Жизнь уже вряд ли станет прежней. Ведь вскоре всë перейдёт в электронный формат, а мы уже готовы к этому.

Дарья Грунина - журналист, 23 года. 

Моя самоизоляция началась в середине марта, за две недели до того, как людей начали массово отправлять работать на дому.

Я приняла решение перевести репетиторство в дистанционный формат, чтобы снизить риски заражения, ведь я живу с бабушкой и дедушкой. Затем, на основной работе инженером мой работодатель сказал не выходить на работу.

Когда первые две недели радости и долгожданного отдыха прошли, я осознала, что отсутствие режима и полезной деятельности скорее ухудшают моë самочувствие, чем улучшают его.

Мне нужна была работа, а написание статей в журнале и несколько часов репетиторства в неделю не закрывали огромные периоды бездействия. Поэтому, когда карантин продлили, я стала просматривать различные сайты с онлайн-обучением.

Я решила вспомнить как кодить и начала курс Python. Не прошло и недели, как по основной моей деятельности появилась дистанционная работа, так что я снова оказалась загружена по макушку и довольна, как слон.

Мой день стал делиться по часам на работу, отдых и учёбу.

Помимо этого, я научилась:

  • печь хлеб: белый и серый;
  • вышивать гладью — красиво и ровно, а не как курица лапой;
  • украсила свою белую рубашку чёрной бабочкой, выполненной тамбурным швом;
  • вязать перчатки так, чтобы пальцы на них не выглядели как башенки с острым концом;
  • записывать видео-уроки для дистанционного репетиторства;
  • играть в несколько новых настольных игр;
  • готовить красивое безе с помощью кондитерского мешка;
  • молоть кофе вручную с помощью ступки (вот до чего доводит отчаяние на самоизоляции без кофемолки); 
  • начала рисовать картину по номерам, но к тому моменту меня уже вызвали обратно на работу в институт и здесь история моего обучения на самоизоляции заканчивается.

Светлана Симакова - журналист, 35 лет. 

«Пандемия коронавируса смешала все планы, словно бы отсекла будущее, в него невозможно заглянуть, спланировать, окунуться в иллюзию контроля» — сетовала в недавнем телефонном разговоре моя подруга.

Всё так!

Но у всех явлений и событий есть полярная сторона. 

Если чуть сместить фокус внимания, взглянуть на ситуацию под другим углом, то позитивные влияния самоизоляции и перемен бытия лично для меня очевидны.

Когда привычная суета жизни резко замедлилась, ареал моего обитания сузился до размеров квартиры. Вне беличьего колеса моё внимание оказалось направлено на себя и близких.

С удивлением я открыла некоторые сложные моменты, которые пыталась ранее избегать и не видеть. Благодаря этой внезапной рефлексии качество моей жизни за последние два месяца улучшилось. Я не про материальную составляющую, а про психоэмоциональную составляющую. Я училась давать себе поддержку не на бегу, а основательно и спокойно, заботиться о себе, проживать, а не проскакивать эмоции.

Круглосуточная близость с домочадцами позволила также вглядеться в наши отношения, переоценить их, начать выстраивать новые алгоритмы взаимодействия. Моему сыну 13 лет, в прежней суете мы общались с ним по касательной (хотя тогда мне казалось, что эта глубина). А сейчас мы с ним осмеливаемся идти на глубину и смотреть в сложные моменты наших отношений. Ведём долгие разговоры на серьёзные темы. Спорим до искр в атмосфере и невербальных пассов. Миримся. Много обнимаемся. Иногда с моим подростком очень непросто, но даже в наших ссорах я вижу ценность и потенциал для роста и развития отношений.

Какие практические знания-умения-навыки я обрела?

Из курса профессора МГУ им. Ломоносова С.Г. Тер-Минасовой «Язык, культура и межкультурная коммуникация» я получила знания о влиянии процесса глобализации на трансформации языков.

За три вечера я освоила всю грамматику английского языка по методу Creocode преподавателя израильского университета Анны Кантер. И английский язык, что норовил спрятаться за моим итальянским сейчас чувствует себя вполне уверенно. Практикуюсь каждый день!

Кто-то жалуется на лишние килограммы после двух месяцев самоизоляции, а у меня пресс кубиками благодаря курсу «Женское здоровье» от Анастасии Лунеговой. Тридцать минут ежедневной гимнастики — для меня, прежде всего, удовольствие и возможность подвигаться-потянуться после дневной статичной работы. 

Оглядываясь назад на прошедшие два месяца, я испытываю благодарность к вселенскому затишью, связанному с пандемией коронавируса, за возможность замедлиться, открыть новое в себе, научиться тому, на что у меня раньше не хватило бы времени и сил. Благодарю тебя, коронавирус, за всё!