ADRENALINE TEAM МОИСЕЕВ-ГРАХОВ

Узнавали все тонкости искусства вождения Яна Кобелева, Екатерина Тимофеева

Фотографировала Александра Сычева

 

«Дружба с детства – Экстремальные гонки – Безопасное вождение – Ежедневный адреналин – Супер-дети» — такова формула счастья для Владимира Моисеева и Василия Грахова. Они создали уникальную систему обучения вождению автомобиля, которая известна даже за пределами Санкт-Петербурга. «Школу водительского мастерства Моисеев-Грахов» посетила Яна Кобелева.

Хочу начать с респекта моему учителю, Владимиру Моисееву. У меня за плечами 20 лет безаварийного стажа! Да и не у меня одной, все ваши ученицы, с которыми я знакома, водят в таком же режиме.

Владимир, мой первый вопрос к тебе. Расскажи, с какого возраста ты за рулём?

С 9 лет — мопед с одной передачей, «Дырчик» мы его называли, с 12-ти — мотоцикл, а за рулем автомобиля — с 14 лет.

 

Василий, а ты?

Да примерно так же, у нас с Володей всё очень похоже. Мы друзья с детства, одноклассники.

 

Когда вы поняли, что можете быть гонщиками?

Годам к 20-ти.

 

Пришла уверенность и смелость? Почему именно в этом возрасте?

Не уверенность и не смелость. Они у нас были всегда, даже с перебором. Тормозов — ноль. Просто появилась финансовая возможность этим заниматься.

 

Правильно ли я помню, что в тех самых 90-х, создавая «Школу экстремального вождения Моисеев-Грахов», вы сделали ставку на обучение женщин?

Наоборот, в тот период, если появлялась автошкола «чисто для женщин», мы смеялись.

При этом девиз нашей школы изначально: «Мы не делим учеников на мужчин и женщин, мы просто готовим хороших водителей!»

 

Но основной поток — женщины?

Мы обучаем вождению уже 22 года, и статистика неизменна: 70% учеников — женщины, и только 30% — мужчины. Это вполне объяснимо, ведь каждый мужчина считает, будто рожден за рулём гоночного болида и при определённых обстоятельствах легко «уделал» бы Шумахера. А это глубокое заблуждение! Например, если уровень вождения оценить на 70% (потому что 100% только Богу доступны), то квалификацию 90% приходящих к нам, так называемых «профессионалов», можно оценить в 10-15%. С уровнем 40% ещё реже встречаются, а 50% мы почти не видели. И мы их, конечно, подтягиваем на высокий уровень.

 

Как зарождалась ваша методика?

До того, как мы стали заниматься обучением вождению, считали, что хуже беды, чем женщина за рулём, просто не бывает. Это наше глубокое убеждение поколебать было практически невозможно. После 3-5 лет мнение о женщинах за рулём в корне поменялось. Первые 2 года просто не считаются: ученики были как «подопытные кролики». Существовало много пробных программ, по каждой проходило человек пять, мы сравнивали, какая даёт наилучший результат. Её оставляли, неудачные отсеивали. И лишь через 7 лет сложилась методика, по которой мы работаем уже на протяжении 15 лет.

Когда мы с Василием только школу организовали, работали по 13-14 часов в день с учениками, 2 часа на офисную работу уходило, полчаса — на обед, а на сон оставалось 4-5 часов. Так мы крутились около пяти лет. Количество инструкторов за это время постоянно росло, сегодня их у нас около 20-ти.

И сейчас мы убеждены: при одинаково плохом обучении мужчины однозначно ездят лучше, а вот при одинаково хорошем — спорный вопрос. У женщин на генетическом уровне заложено: чётко, правильно, грамотно, аккуратно и безопасно. У мужчин в крови совсем другое. И в Англии неспроста за рулем спецавтомобилей типа скорой или пожарной сидят только женщины. Это мудро, потому что у женщин никогда не «сносит башню», у них всегда активен «тормоз безопасности».

 

Вы занимаетесь одним и тем же уже 20 лет, не надоело? Нравится? Удовольствие от преподавания сопоставимо с тем, какой кайф вы получали на гонках?

Владимир

Я не выступаю уже 10 лет. Преподавать нравится так же, как и вначале, это высшее наслаждение и адреналин. Чем сложнее задачу решаешь, тем больше получаешь удовлетворения! Когда приходит человек с нулевым уровнем вождения — это идеальный чистый лист. Он ничего не знает и не умеет, и я всегда могу ему гарантировать, что за 10-12 занятий он отлично поедет. Когда приходит ученик с поломанной после рядовой автошколы психикой — это сложнее. Стараемся выводить его к результату через 12-15 занятий, удовольствия меньше. Встречаются тяжёлые случаи: могут поехать через 20 занятий, удовольствия никакого, чувствуешь себя дебилом и идиотом. Но мы всё равно добиваемся нужного результата. Совсем безнадежных учеников не бывает. Например, училась у меня бабушка 76-ти лет, она, правда, лет 30 назад немного ездила, но это уже не считается, фактически с нуля. Так вот уже три года как ездит, без аварий.

Гонки — это совсем другое. Единственное, в чём можно сравнить их с обучением, — адреналин. Я без адреналина жить вообще не могу. Мне ученики за день вырабатывают его столько, сколько сам себе физически выработать не могу, а уже привык к высокой «дозе». Сутки-двое без занятий как «ломка»: голова болит, давление скачет, тело ломит.

 

Василий

Преподавать нравится по-прежнему, не прекращает вызывать интерес. Но слишком много желающих, поэтому приходится работать с утра до вечера. Никак не сократить количество уроков, потому что один попросил за другого, другой попросил за третьего, и эта «карусель» не прекращается. Если бы работы было в два раза меньше, удовольствия было бы больше.

 

Можно же повысить чек.

Повышать чек? Как, когда ты уже выучил половину семьи и учишь третьего, четвёртого члена этого клана! И они тебе говорят: «Василий сделай скидку!» И приходится идти навстречу, ведь они для тебя самого уже как семья. Это сильный человеческий фактор. Конечно, можно задрать ценник до потолка и заниматься с 3-мя людьми, но остальные тоже хотят научиться. Приходят и жаждут заниматься конкретно у тебя, и ты понимаешь, что уже только за это готов их учить лично. Делаешь какие-то там возможные вариации по скидкам и по всему остальному.

А как же с отдыхом?

Мы отдыхаем там, где есть адреналин. Например, охота, акваланг, самолёт. «На несколько лет, — говорит Владимир, — полёты выбили у меня из сознания всё.» Только полёты и больше ничего!

 

Вот у меня не отложилось в памяти ни одной ситуации на уроках, когда бы Владимир вышел из себя! При таком режиме какие стальные нервы надо иметь, чтобы не сорваться на ученика? Это корпоративная этика — спокойствие и беспристрастность? Как у вас это получается?

Владимир

Кто знает меня по обучению вождению, тот уверен, что я очень спокойный и выдержанный человек. Но это далеко не так. Я чрезвычайно импульсивный и взрывной. Но, когда сажусь за руль любого транспортного средства, что в войсках это был танк БМП, что гоночная машина, что обычная машина, что мотоцикл, что самолет, у меня нервы отключаются совсем. Всё четко, грамотно, правильно и безопасно. Эмоций не должно быть вообще никогда за рулем! Бывает, я немножко повышаю голос, но внутри у меня всё спокойно. Я это делаю, чтобы лучше до ученика дошло.

И инструкторам, которые приходят устраиваться к нам в автошколу,  первое, что говорю: «Если хоть раз узнаю, что на ученика был повышен голос, крик, ругань, из школы выгоню и могу слегка покалечить!» Был один такой прецедент: при всём коллективе проучил человека. У нас дисциплина в школе железная. Есть три правила: у инструктора должны быть железные нервы, это раз, надо безумно любить свою работу, это два, и надо уметь ездить самому, это три.

 

Василий

На тренировках в любом случае возникают какие-то эмоциональные моменты, когда ты человека ставишь в сложную или жёсткую ситуацию и пытаешься сделать так, чтобы он принимал быстрые и верные решения. И здесь интонация будет разной. Если будешь гладить по головке постоянно, результата не будет однозначно.

В обучении все нюансы важны. К каждому человеку нужно подобрать ключ, подключиться к его индивидуальной программе и постараться её совместить со своей, чтобы мои знания перегрузить без искажений. К каждому нужно найти психологически правильный подход, и только тогда он у тебя поедет уверенно. А иначе это полуобучение. Где-то на ученика надо нажать, где-то нужно его похвалить, где-то нужно войти в ситуацию, которая у него в голове нарисована, но неправильно, и её необходимо исправить. Тогда получится полноценный результат. И тогда все это оценят и будут спрашивать: «Вы где учились?»

Нет бесперспективных учеников, есть бесперспективные учителя.

Я учил людей с серьезными проблемами со зрительным и с опорно-двигательным аппаратом, с ДЦП даже, и люди ехали, и всё получалось. Да, уходило больше времени, да, больше внимания, и сложнее, но результат был. Главное, не отказываться от сложных людей и стараться, чтобы они поехали на таком же уровне, как и те, у кого все в порядке со здоровьем. Безусловно, необходимы медицинские показания к вождению, а дальше — тренерские задатки и желание научить. Тут много индивидуальной работы с человеком.

 

По каким критериям вы оцениваете квалификацию людей, пришедших на переподготовку, особенно, если это профессионалы?

У учеников «с нуля» ошибки одинаковы. Первые два занятия мы делаем в городе и выполняем левый поворот и разворот. Потом площадка, руление. Главное на первых занятиях, чтобы просто человек поверил в себя. И дальше с ним заниматься одно удовольствие. После автошкол люди по большей части забитые, зажатые, с комплексами неполноценности. Они боятся дороги, машин, инструктора своего ненавидят. Бороться с этим багажом очень тяжело, на выравнивание их

психологического состояния уходит 5-7 занятий. И в связи с качеством приходящих к нам после автошкол учеников могу сказать следующее: было бы лучше и безопаснее, если бы автошколы просто продавали права, ну, максимум, готовили бы водителей в теории, а дальше нужно жёстко внедрить систему обучения «хороших водителей». У нас она есть.

 

По моему личному опыту, я абсолютно поддерживаю эту позицию. Я пришла учиться уже с правами, но умела только трогаться с места и относительно уверенно ехать прямо, при этом я абсолютно не понимала дороги в целом и не умела её читать! А вот от тебя, Володя, пришло системное понимание дороги, умение предугадывать действия окружающих водителей. И в этом кардинальное отличие в обучении у вас и в стандартной автошколе.

Владимир

Представь теперь следующее. Мы с тобой занимались 20 лет назад, и тогда я ещё совсем-совсем не умел учить! Сейчас всё на гораздо более высоком уровне!

 

А какие ошибки у водителей-профессионалов?

Знаешь, доходит до смешного: большинство ошибок у них те же, что и у новичков.

По нашей статистике, 50% водителей вне зависимости от стажа ездить не умеют вообще! 25% из оставшихся 50-ти водят машину очень плохо, и лишь 25% — те, кого в принципе можно назвать водителями.

Вот, например, стандартный комплекс ошибок:

- водитель перестраивается только по зеркалам, забывая про мёртвую зону;

- поворачивая направо, он смотрит налево головой, а поворачивая налево, смотрит в зеркала. Это абсурд! Левый поворот опаснее правого в 10 раз;

- не смотрит при торможении в зеркало заднего вида, считая, что виноват тот, кто сзади.

Есть простая и быстро усваиваемая формула: встал перед светофором, не глядя назад, — получил удар и ремонт минимум на 200 000 рублей. Посмотрел и проехал на метр дальше — уже минус 100 000, ещё дальше на метр — ещё минус 50 000, а если двинуться ещё на метр — аварии не произойдет вообще!

- из 100 водителей с огромнейшим стажем вождения лишь 2-3 отвечают правильно на мои вопросы по основам раллийной подготовки, по траекториям прохождения поворота, про затяжные повороты, повороты с обратной связки. Ходовые затяжные — это наука о том, как пройти повороты и не попасть в занос.

При этом любой молоденький мальчишка, занимавшийся автоспортом лет с 10-ти на картинге, приходя к нам в школу получать права, на те же самые вопросы отвечает правильно, да ещё и смотрит на меня, как на идиота: ну, как я могу у него такие элементарные вещи спрашивать? Это азбука вождения!

Это же главный момент — научиться в заносы не попадать!

- ну и, конечно, упоминают растиражированные в книгах по обучению вождения тезисы, что по большей части чушь полная, например, как машина переднего привода из заноса выводится газом.

 

Учебника нет желания написать?

Владимир

Книга давным-давно написана, и по ней мы снимали учебный видеокурс базовой программы. Очень многие автошколы в стране по ней занимаются, но наши авторские права не соблюдены при этом абсолютно. Поэтому есть моменты, которым учат только в нашей автошколе, ноу-хау, которые мы не готовы выдавать на широкую публику. Хотим, чтобы эти наработки были доступны только в нашей школе.

С общечеловеческой точки зрения это, конечно, неправильно, безопасность на дорогах превыше всего. Но с точки зрения бизнеса мы бережём наши наработки, потому что пока, только лично контролируя процесс, можем гарантировать высокое качество обучения. Такова, к сожалению, система на данный момент.

Нам предлагали открыть школы во всех крупных городах России, но я отказался даже в Москве открыться. У нас было несколько филиалов по городу, откуда поступал негатив. Удалённо не смогли контролировать качество обучения. Надо делать свою работу или хорошо, или никак. Удалённо не получается, — значит никак.

Расскажите про ваш раллийный опыт.

Владимир

Мы с Василием совместно выступали в трековых гонках, там была командная борьба. Организовано всё таким образом: кто-то в команде идёт на первое место, кто-то его прикрывает, а есть так называемый автомобильный киллер, который выбивает конкурентов с пробега. И в нашей команде мой нынешний бизнес-партнер и бывший одноклассник Вася Грахов всегда шёл на призовое место, а я был тем самым киллером. Я всегда обеспечивал ему победу.

 

И не было желания поменяться с ним местами? Самому взять кубок?

Да нет, мне нравились именно тактические действия. Для меня победа в том, чтобы гарантированно выбить сложного соперника с гонки. Поэтому все наши кубки у Васи.

Василий

В 2003 году я выиграл кубок России по трековым гонкам. В 2005 году на Ледовых гонках я два раза приезжал первым, один раз третьим, в итоге занял второе место.

А между собой вы соревновались? Проверяли, кто лучше ездит?

Василий

Это сложный вопрос, кто лучше ездит. У нас в мыслях не было между собой соревноваться. Где-то, безусловно, Вова привезёт 100%, где-то я привезу. У нас будет какая-то борьба, если мы будем ехать, но не будет стабильности и равнозначности в победителе.

 

Спорные моменты по школе были?

Мы друг друга с полуслова понимаем. Мы можем вести переговоры, не договариваясь предварительно. Мы думаем одновременно и параллельно. Если нам вопрос задать, мы напишем ответы, не глядя друг на друга, и они будут, если не идентичными, то очень близкими и похожими. Поэтому споров не возникает. Бывают различия во мнениях по некоторым вопросам, но очень быстро приходим к общему знаменателю.

 

Василий, я вот знаю, что Владимир помнит всех своих учеников. А вы?

Такая же ситуация, тоже помню. Если спросить: «Помнишь вот того?», будем ломать голову поначалу, конечно, а когда увидим или просто пообщаемся, или нам дадут какую-то маленькую наводку, безусловно, вспомним. Особенно помнятся те, кого учил серьёзно и долго. Я помню все нюансы: кто как начинал, у кого не получалось, где кто живёт и так далее. Я учил езде давным-давно одну девушку, лет 20 назад. Она вышла замуж за американца и уехала в Америку. И совсем недавно я учил её 18-летнюю дочь.

 

Детей своих вы готовите как профессиональных гонщиков?

Василий

Время идёт. Дети растут. Мы их тренируем. Мои увлекаются и другими направлениями. У меня двое сыновей и дочь. Старший сын занимается парусом, средний занимается хоккеем. Дочь танцует в балете «Тодес».

Младший сын выиграл детскую гонку, которую мы проводили. Ему было 12 лет, а его соперникам — 14-16.

 

Какие эмоции вы, как отец, испытали?

Я просто понимаю ситуацию, его натренированность и его возможности. И понимаю, что он должен был выиграть, и всё. Это его первая гонка. Он проехал её и выиграл. Он был там самый подготовленный, поэтому я не удивился. Правда, он лучшее время показал со сбитой фишкой.

Дочь Владимира, Даша, показывает в автоспорте самые большие результаты. Время пройдёт, посмотрим, что дальше получится. Но, думаю, очень скоро взойдёт среди гонщиков яркая звезда Даши Моисеевой!

 

Почему ей это удается? В чём секрет её успеха?

Владимир

Я уже говорил, женщина за рулём, а особенно женщина и автоспорт были в моём понимании несовместимы. За всю историю трека у нас были четыре дамы. Виталий Петров единственный, кто поехал на треке в 15 лет, ближе к 16. Даше сейчас 15. Получается она самый юный участник и пятая женщина. И она ломает все стандарты!  Как это получается, я не знаю.

Нас с Василием на первых пяти гонках трясло и колбасило. На старте мы не те передачи включали.

У неё первая гонка была на льду. Она настолько хорошо проехала, что все обалдели. Она такая же «безбашенная», как и я, тормозов нет ни по жизни, ни в голове. Такая же импульсивная. Эмоции бьют через край. Как она едет, я не знаю. Но едет. Даша перевернула у нас с Васей отношение к женщинам в автоспорте. Она с детства хотела заниматься. И когда приехала на первую гонку «Политех автомногоборье», там было 84 участника, из них большинство — чемпионы России, то показала лучшее время на старом Хендае, у которого нет ни мотора нужного, ни подвески, ни коробки… Комментировать сложно. Я отреагировал так: «Дочь, ты честно заработала, чтобы я тебе купил гоночный комбинезон!» (не дешёвая вещь, между прочим).

Меня спрашивают: «Как Даша так круто едет, ты её учил, наверное?». Да, в начале учил её я, а сейчас я даже близко не подхожу к обучению, сейчас Дашу учат чемпионы. Я не могу себя поставить даже близко на уровень тех людей, которые её учат. Возможно, в этом и есть залог победы.

Для примера, на одной из гонок она стартовала первой по позиции на очень старенькой машине. На втором круге оторвалась сильно, но сошла — отказал мотор. Заехала в бокс, там наши коллеги сняли с другого автомобиля мотор и поставили ей, она снова вернулась на трассу. Стартовала с последней позиции, и за первый круг обогнала 8 машин и упёрлась в лидера, а на втором круге снова вылетела — подвёл бензонасос. Так вот, из нашей с Васей практики мы не смогли вспомнить ничего похожего. Бывало, что со средней позиции гонщик за 6-7 кругов приезжал вторым или третьим, и это колоссальный успех, «огонь» просто. Но, чтоб на первом круге догнать лидера, такого мы не смогли припомнить.

А ещё многие мои ученики говорят, что она лучше меня обучает. И это бальзам для меня, я ради этого живу,чтобы она превзошла меня! Когда она поехала на гонках, я забросил самолёт!

А мой старший сын Ерёма, ему 18 лет, шестикратный чемпион мира по боям без правил MMA среди юниоров. Два чёрных пояса. Я очень просил его не идти во взрослую версию, там слишком опасно, удары в голову страшные! Я сам в юности занимался боксом, у меня был двухчасовой нокаут с частичной потерей памяти, она ко мне возвращалась в течение месяца. Поначалу я помнил только как зовут меня, как зовут мою маму, где родился. А вот год, число, друзей забыл.

Ерёма сопротивлялся, хотел стать чемпионом мира, но случайно разорвал связки на пальце и вылетел на полгода. Это судьба, он решил не возвращаться и сейчас тоже ездит. У него уже есть 3 и 2 места, уступает только Даше. Я мечтаю, чтобы они с Дашей менялись призовыми местами.

А ещё есть дочка Маша, ей почти 6 лет, с её увлечениями мы не определились пока.

 

Владимир, по-вашему, автоспорт безопасен?

Раллийные гонки очень опасные. Гонщику трасса не известна, она, конечно, прописана, но миллиметр ошибки, и можно поймать деревья, камни и прочее. И раз в год, даже чаще, экипажи на ралли погибают. Это смертельный риск, поэтому для моих детей раллийные гонки — табу! Для них только гонки кольцевые. Это подготовленная трасса, ты её знаешь, там вылеты огромной зоны безопасности, чтобы гарантированно пилот остался жив и минимально пострадал его автомобиль. Кольцевые, ледовые, ралли-кросс вполне себе безопасны. Ралли-кросс особенно — это короткая дистанция, всё на глазах у зрителя, интересно, зрелищно и достаточно безопасно.

Василий, а вы как считаете, каков психологический портрет гонщика?

Думаете, гонки выигрывают нормальные люди? Нормальный человек не выиграет никогда! Тут нужно быть в меру безбашенным, иметь желание и непреодолимую волю к победе, тогда будет результат.

 

Чем вы оба гордитесь сегодня?

Победами детей, учениками. Школа наша известна, о нас знают даже за пределами Петербурга.

 

Кто из вас более публичен? Кому легче даётся интервью?

Василий

Совершенно одинаково знают и меня, и Владимира, никто не делит нас пополам, все считают, что мы единое целое.

В прошлом году у нас появилась рубрика на «канале 78», мы там снимаемся раз в неделю. Один раз — Володя, один — я. И всё показывают в передаче «Формула 1». Если до этого момента ещё можно было подумать о том, у кого больше публичности, то сейчас она равная и единая.

 

Какой-то смешной случай вспомните или особенный?

Василий

Однажды занимался я на треке. У меня под контролем две машины. Приходят люди, они записаны друг за другом. У меня был ассистент, который помогал мне. Мы с ним по треку ездим, объясняем, как автомобиль заносит, всё это происходит на ручной коробке. А многие ученики давно или в принципе ездят на автомате, и не получается у них на механике что-то. И ты объясняешь, что ничего сложного, тронься с первой передачи, переключи на вторую и всё, остальное как на автомате, ты даже не уделяешь этому внимание. И вот, в такой суете приходит девочка, и я ей говорю:  «Садись, давай, поехали!» Она на меня глаза выпучила, села, вижу, нервничает. Ничего, думаю, волнуется. Говорю ей: «Первая передача, вторая, давай!»

А на трибуне целая группа поддержки собралась, смотрят, как она поедет.

И вот, я помог ей тронуться, разогнались, вторая передача, и мы уже с ней валим боком…

Целый час с ней катались, у неё всё стало получаться, стала разгоняться, боком ловить машину, выставлять её, всё отлично!

В чем подвох? Оказалось, что эта девочка пришла ко мне в группу на категорию В учиться, и что она вообще первый раз за рулём оказалась. Группа поддержки, которая с ней пришла, была в шоке, мы собрали овации!

 

Да уж, молодцы!

Ну что же, благодарю вас за рассказ! Будем всё же ждать книги.