выше гор

Мечтала о походах в горы ИРИНА КОНВИССЕР

Фотографии МАРИНА БЕЛОНОГОВА

Разреженный, кристально-чистый воздух, сумасшедшей красоты виды, романтика походных приключений. Вот что приходит на ум, когда смотришь фотографии покорителей вершин. И по блеску в их глазах веришь, что это самое потрясающее место на Земле. Или нет, всё ещё впереди? Они снова собираются в поход. Ведь, как мы знаем, «лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал»*. Но есть другая, опасная и экстремальная сторона этого удовольствия — и ты уже представляешь бравых альпинистов с густой бородой и суровым взглядом, а не молодую хрупкую девушку с огненно-рыжими волосами. Талантливый фотограф Марина Белоногова рассказала о том, как совместить любимую профессию и увлекательные приключения, о преодолении себя и страсти, которая навсегда поселяется в сердцах людей, бывших хоть однажды в горах.

 

*Владимир Высоцкий, «Прощание с горами»

Марина, казалось бы,  фотограф – это уже работа мечты! Но ты придумала себе ещё такое увлекательное хобби. Как так получилось, что ты стала ходить в горы? Это была давняя мечта или так определил случай?

 

Скажи мне кто-нибудь лет пять назад, что я потащусь в горы на 5000 м с рюкзаком и ещё камеру с собой возьму, я бы долго смеялась. Но горы, как и фотография, появились в моей жизни благодаря мужу. Мы не знали, чем заняться на майские праздники, и он записал нас в поход. 

 

Я справедливо боялась, что мне будет тяжело. В первый раз ты не знаешь, что тебе нужно, берёшь много лишних вещей. У нас была классная группа, потрясающий инструктор, с которым мы до сих пор поддерживаем связь. Возраст участников был 20–30 лет, и это был поход в полном понимании этого слова: костёр, палатки, гитары, песни. И Крым.

Предпосылкой к тому походу стал подъём на вулкан Тейде, когда мы в футболках и кедах отправились на него встречать рассвет. Хотя высота была и небольшая, но нас, неподготовленных, накрыла «горняшка» (Высотная болезнь (высотная гипоксия) — болезненное состояние, связанное с кислородным голоданием вследствие понижения парциального давления кислорода во вдыхаемом воздухе, которое возникает высоко в горах, а также при полётах на летательных аппаратах - https://ru.wikipedia.org/wiki/Высотная_болезнь).

 

Несмотря на это, когда меня спрашивали о самом ярком впечатлении тех лет, я вспоминала именно тот рассвет. Вулкан был покрыт инеем, вокруг — холодные синие оттенки, но вставало солнце и освещало всё таким красным, тёплым светом. Потрясающий контраст холодного инея и восходящего солнца. А ещё ты видишь огромную часть острова, так как вулкан — высшая точка. Это незабываемо!

 

Были и ещё горы: как-то раз мы летали с друзьями в Альпы, но мы тогда просто погуляли по невысоким горам, без вещей, поели вкусного сыра и расслабились.

 

Уже после Крыма мой муж загорелся желанием подняться на Эльбрус. Тем же летом он дошёл только до «Седловины» (приют на высоте 5300 м), ему стало плохо, и пришлось спуститься. Весной мы отправились в Китай. Это был поход-разведка. Инструктор сам прошёл этот путь, и мы были первой группой, которую он туда повёл. Китай — это очень интересный опыт, который я, наверное, не рискнула бы повторить, потому что были огромные проблемы с коммуникацией. В южной части страны практически нет туристов, соответственно, английский язык практически никто не знает. Но виды просто потрясающие! Мы ходили по ущелью, останавливались в деревушках, где хозяйка хостела готовила простую, но очень вкусную еду: в основном рис, свежие овощи, мясо, грибы, пельмешки с сыром из молока яка, божественные панкейки с бананами. Вопреки всеобщему мнению, еда в деревнях очень вкусная.

 

Китайцы любят поэтические названия: гора Нефритового дракона или ущелье Прыгающего тигра. Также мы ездили в местечко под названием Шангри-ла, это цивилизация на высоте 3200 м — там огромный храмовый комплекс, очень интересно. Особенность в том, что в горах днем 10–15 градусов, а ночью — минус 8, и отопления в хостелах нет. Спасали только электрические теплые простыни. Мы ходили без палаток, и это здорово, потому что расставить палатку, разложить вещи, а потом всё собрать занимает много времени.

 

После Китая уже был Эльбрус, мой муж поднялся на вершину, а я — на высоту 5300 м. В этот раз мне было очень плохо. Мы вышли на акклиматизационный выход и, по идее, должны были провести на горе ещё два-три дня до восхождения, но когда мы спустились, выяснилось, что закрывается погодное окно и у нас есть только один шанс прямо той же ночью отравиться на вершину. Состояние возбуждения перед подъёмом сыграло свою роль. Я не спала всю ночь, потом не смогла поесть. У меня совсем не было энергии, и я поняла, что дальше идти просто не смогу. Я боялась, что мне может стать плохо прямо там, на вершине, а снимать кого-то с вершины — не очень легко. Да и подставлять команду не хотелось. Я приняла, без сомнения, правильное решение — спускаться. Там есть места, где можно не идти, а просто скатываться на «ледянке». Снег повсюду, забивается под куртку, в штаны, но ты едешь вниз, и это какая-то детская радость.

Романтика и красивые фотографии — это очень хорошо, но мы же понимаем, что горы — это экстрим, опасность?

 

Большое заблуждение, что горы — это романтика. Мне часто пишут: «О, Марина, вы, наверное, испытываете такую эйфорию». А ты встал рано утром и пошел с рюкзаком: то вверх, то вниз, постоянно холодно. Чаще всего нет обеда: мы перекусываем на ходу какими-то батончиками. А вечером ты приходишь весь мокрый, совершенно нет сил даже переодеться (ещё и в такой холод). Какая тут эйфория? Просто хочется прийти, поесть, выдохнуть, попить горячего чая. А тебе ещё нужно идти. Самая лучшая акклиматизация — это когда ты поднялся на точку, а потом ещё на 100–200 метров над ней. Считается, что это способствует лучшей акклиматизации, не так будет болеть голова, и меньше вероятность других неприятных последствий.

 

Походы бывают разные. В Альпы мы ходили вдвоём с мужем. Это был трек вокруг Монблана. Ты выходишь из Франции, проходишь через Италию, попадаешь в Швейцарию, а оттуда уже возвращаешься во Францию. Очень классные ощущения, когда ты стоишь на перевале между двумя странами. Тут хардкор: в Альпах мы почти всё время спали в палатках, и всё приходилось носить с собой: вещи, одежду, палатку, еду. Я выложила одну фотографию в Инстаграм на фоне горной реки и ущелья, и моя подруга пишет: «Мариша, как было бы классно, если бы ты была в платье»! А я была счастлива тому, что у меня хотя бы просто чистая футболка с собой. Ты не можешь позволить себе взять платье. Большое счастье, когда после нескольких дней похода ты попадаешь в город и можешь наконец-то принять душ!

 

Пожалуй, Альпы для меня были самыми тяжёлыми: мы вставали в 7 утра, выдвигались в девять, перекусывали батончиком, иногда была остановка на обед (максимум час). Добирались в кемпинг только к 9–10 вечера, то есть шли практически весь день. И физически это, конечно, очень выматывает. Самым сложным был переход из Франции в Италию, мы прошли порядка 30 километров за день. И это не горизонтальные километры! Ты набираешь, сбрасываешь, набираешь, сбрасываешь. Сброс высоты — тоже так себе удовольствие, большая нагрузка на колени. Часто проблемы у альпинистов начинаются именно на спуске. И какое счастье было добраться в итальянский кемпинг, где мы устроили себе шикарный вечер с пиццей и лазаньей! Мне понравилось ходить вдвоём: ни от кого не зависишь, не надо подстраиваться под темп всей группы.

 

Когда мы вернулись домой, муж сказал, что хочет ехать в Непал и готов взять меня с собой, но мне нужно начать бегать по 10 километров. Я, конечно же, тренировалась, и наша поездка состоялась.

Правильно ли я понимаю, что простым смертным путь в «настоящие» горы заказан?

 

Вовсе нет. Просто муж требователен к себе и к окружающим. Он меня готовил к худшему, даже водил в индийский ресторан, чтобы я привыкала к экзотической кухне. Но на самом деле, с едой в Непале было всё хорошо. Но там меня ждало другое испытание — нужно было всё время набирать высоту.

 

Распространённая там практика среди альпинистов — нанять шерпа (местного жителя), который за относительно небольшую сумму будет нести твои вещи. Чаще всего альпинисты прибегают к их услугам. Но муж решил, что у нас будет челлендж. Это значило, что мы несём всё на себе. А я-то вдобавок взяла с собой камеру: это же Непал, мне надо снять видео! Мой Рюкзак весил около 12 килограммов, его — больше 15-ти. Не такой большой вес для похода, но при наборе высоты даёт о себе знать.

 

Непал стал для меня откровением. Там я поняла, что в плане выносливости я сильнее, чем думала. Мы очень часто ставим себе границы в голове, но там я поняла, что я МОГУ, я с этим справлюсь. Я шла с рюкзаком быстрее, чем большинство без рюкзака. Самое сложное — это снимать. Потому что снимать без удовольствия, снимать «для галочки» я не могу, а какое тут удовольствие, если ты идёшь с грузным рюкзаком весь день?

 

Как добраться до Эвереста? Прилетаешь в Катманду, получаешь все пермиты — разрешения на вход в парк. А рано утром тебя ждет маленький самолет, очень похожий на маршрутку на 10-15 мест. Полёт до Луклы длится 40 минут. Аэропорт Луклы входит в десятку самых опасных аэропортов в мире — взлётно-посадочная полоса 527 метров, она идёт под углом: внизу обрыв, а с другой стороны — скала. В плохую погоду он просто не работает. Я навсегда запомнила, как мы поднялись на самолёте, и я впервые увидела Гималаи. Я заплакала — настолько это было потрясающе! Знать, что это самые высокие горы на Земле, и я скоро буду там. Таких эмоций, как в горах, я никогда ещё не испытывала.

 

Мы шли в базовый лагерь Эвереста, оттуда открывается прекрасный вид. Это главное место паломничества туристов. План был таков: мы стартуем рано утром и идём до обеда. Тропа одна, заблудиться невозможно — выходишь из одного посёлка в другой, ночуешь там в домике с общей кухней и комнатами на два человека. В домике нет отопления, а температура ночью на большой высоте опускается до минус 20. Чем большую высоту ты набираешь, тем больше вероятность «горняшки». Мы дошли до высоты 4300 м, и моему мужу стало плохо. Мы переждали один день и приняли решение спускаться вниз. Я не расстроена, что мы не дошли. Я была в Непале, видела своими горами Эверест — мать всех гор. Я до сих пор закрываю глаза и вижу перед собой этих завораживающих и манящих гигантов.

Последнее время я чаще вижу тебя на фоне пейзажей Монтенегро. Что влечёт тебя туда?

 

Черногория перевернула всё мое представление о горах. Если честно, я не питала никаких иллюзий насчет этой страны. Я вообще стараюсь никогда не лететь куда-то с завышенными ожиданиями. Но! Я влюбилась в эту страну. Она подарила мне просто невероятные истории.

 

Мы спускались с гор на побережье, ехали на автобусе к Скадарскому озеру, и я смотрела на эти пейзажи влюбленными глазами. Даже начала плакать. Почему-то в горах я становлюсь очень сентиментальной. Я сидела рядом с водителем, местным черногорцем, и он сказал: «Видишь, Черногория в твоём сердце, оставайся!». Обычно человека в такие моменты останавливает внутренний голос, которых находит дела, обстоятельства, причины чего-то НЕ делать. Тогда у меня была обратная реакция — я подумала, как мне остаться. Так совпало, что заказчик отменил единственную съёмку, ради которой я должна была вернуться. Ровно в тот же самый день. Знаете, как неоновая вывеска в фильмах: «Знак!». В итоге я осталась, мой обратный билет «сгорел». Но я никогда раньше не чувствовала, что нахожусь в правильном месте в правильное время, я была невероятно счастлива!

 

С того момента прошло полтора года, и я побывала в Черногории трижды. Каждый раз — совершенно новые впечатления, новые знакомства. Там есть дорогие мне люди, которые мне рады, меня всегда ждут. Я прошла много походов по Черногории, научилась немного понимать сербский и даже отвечать на нём. У меня есть любимый дедушка на рынке, который всегда мне очень рад и выбирает для меня самые лучшие фрукты. Может быть, именно эти потрясающие люди заставляют меня возвращаться в Черногорию вновь и вновь. Может быть, мне везёт, потому что мне попадаются такие искренние и добрые люди, хоть они и видят меня второй-третий раз в жизни.

 

Прошлой весной я решила, что если я хочу передать все свои впечатления, я должна снимать видео, а не только фотографировать. Теперь я снимаю в походах. Это не очень просто делать, когда ты идёшь с группой, а на спине — объёмный рюкзак.

Какие свойства характера нужно иметь, чтобы чувствовать себя более-менее готовым к горам?

 

В горы ходят разные люди, и каждый ищет что-то своё. Кто-то идёт найти ответы на свои внутренние вопросы, кто-то идёт, чтобы встретить пару (и такое случалось на моих глазах). Бывают люди более замкнутые, и держатся далеко от группы. Но всё равно, в горы идут те, кто готов к приключениям. Есть походы на большие высоты, с рюкзаком. А есть походы без рюкзака, где можно жить кемпинге. И начинать, по моему мнению, лучше с более простого, «жестить» не надо. У всех бывают ошибки, особенно легко ошибиться с обувью — неправильно подобрал обувь и натираешь ноги, словно в мясорубке.

 

Меня очень впечатлила одна пожилая леди. Она была очень энергична и полна сил и сказала, что приняла решение ехать в поход буквально за день до вылета. В Китай, с незнакомцами. А ещё у неё была тату, которую она сделала после выхода на пенсию. Мне хочется быть такой же лет в 60-70. В некоторых походах тебе приходится преодолевать себя, и на это нужна сила воли. Сейчас много организаций, которые водят в походы, и много маршрутов в разные страны. Можно заранее выбрать подходящий тур: лёгкий, с комфортом, с детьми и котиками, или сложный — всё, что душе угодно.

 

 

А если ты на самом деле такая девочка-принцесса, и хочешь ходить в платье и фотографироваться на фоне красивых пейзажей?

 

Всё вполне реально! Это я в Альпы и на Эверест ходила без платья. А, например, в Черногории такого нет, она позволяет «быть принцессой». Можно сходить в горы, взяв только самое необходимое, потом спуститься в город, переодеться в платье и босоножки и отдыхать.

 

 

Как изменили тебя горы? Что нового ты обнаружила сама в себе?

 

Я стала более открыта к чему-то новому, к приключениям. Я легче иду на контакт с людьми. Я научилась радостям простых вещей. По факту, жизнь — это путь, по которому ты идёшь. Понятно, что нужно ставить себе цель, но важно наслаждаться и самим процессом этого пути. В походе ты тоже этому учишься. В горах ты такой, какой ты есть. Все социальные и профессиональные статусы стираются: ты ни бизнесмен, ни учитель, ни почтальон, ни переводчик. Ты человек, который идёт в горы и тащит свой рюкзак. Всё-таки в стрессовой ситуации и в замкнутой группе всегда видно, кто есть кто на самом деле. Это очень интересные наблюдения.

 

Для меня Непал оказался проверкой себя. В горах все бытовые проблемы становятся неважными, ты начинаешь понимать, что на самом деле для тебя в приоритете. Мне раньше очень нравилось идти впереди всех, в Альпах я гуляла одна. Только я и горы. Но со временем горы переросли в нечто большее. Теперь они — это люди, которых я встречаю в походах. Это всё потрясающие люди, с которыми мы можем не видеться по полгода, но когда встречаемся, нам всегда есть, о чём поговорить.

Какой бы ты дала совет тем, кто мечтает отправиться в свой первый поход?

 

Есть списки того, что нужно в походах, какое снаряжение. Нужно читать эти списки и по ним собираться. Потому что список составлен людьми, которые прошли огонь и воду, и знают, что нужно. Вы можете взять с собой красивые вещи, но надо решить, потащите ли вы эти килограммы на себе или оставите их в отеле или кемпинге.

 

Я бы советовала начинать не с Непала, а с чего-то более лёгкого. И главное: выбирайте правильную обувь и разнашивайте её заранее. Потому что самое страшное — стереть ноги в кровь новыми ботинками. Это очень сильно может испортить впечатление от похода.

 

 

И напоследок наш традиционный вопрос про твоё личное место силы в Петербурге?

 

Для меня самое главное — это люди. И Питер — тот город, где люди делают своё дело с любовью, творят, создают. Уютных и красивых мест в Петербурге очень много. Главное, чтобы рядом были люди, которых я люблю, с которыми интересно и хорошо.