В ритме танца

Общалась с Ерофеевым Макаром Орлова Юлия

Фото из личного архива героя

 

Ряд манипуляций, подобных замысловатому танцу, и новая партия воздушных круассанов готова. Выпечка — дело тонкое. Особенно выпечка из слоёного теста: она капризна и требует много внимания. Вот и сейчас, прямо во время интервью, Макар ни на секунду не отрывается от любимого дела, волшебным образом успевая контролировать обстановку в зале и душевно болтать с каждым посетителем. Талантливый человек талантлив во всём.

О чём вы мечтали в детстве?

Моя мама очень любит фигурное катание. В детстве, когда по телевизору показывали различные чемпионаты, мы с ней вдвоём смотрели их. Для меня то время было просто волшебным: можно было долго не спать, ведь из-за разницы во времени соревнования показывали поздно вечером. Я мечтал стать фигуристом, но в моём городе на тот момент не было ледового дворца. Поэтому мечта «накрылась медным тазом».

 

Получается, мечта так и не сбылась?

Не совсем так. Чтобы я не расстраивался, мама предложила мне заняться хореографией: «Это почти то же самое. Потом просто встанешь на коньки, и всё». Так я почти на 25 лет погрузился в мир танцев. А что касается исполнения детской мечты, пусть я не выполняю на льду сложные элементы, но кататься красиво я всё-таки научился. Думаю, это считается.

 

25 лет в танцах — срок немаленький. Откуда вдруг у вас возникло желание бросить всё и начать карьеру с чистого листа, да и ещё в совершенно иной области?

Я с детства любил выпечку. Не так давно сам попробовал печь: купил в магазине упаковку тонкого слоёного теста, и понеслось. Потом обнаружил, что тесто это не так просто найти, потому что привозили его понемногу. Решил: «Раз так— научусь делать его самостоятельно». Изучал информацию в интернете, ходил на мастер-классы по выпечке.

Как-то раз моя девушка (теперь уже жена) предложила мне открыть собственную пекарню. Она сказала это в шутку, а я задумался всерьёз и почти полтора года вынашивал идею в голове. И вот эта идея стала реальностью. Я хорошо зарабатывал хореографией. У нас были регулярные постановки и шоу, поездки по разным странам. Знакомые говорили: «Ты идиот, у тебя очень яркая жизнь. Не занимайся ерундой, ты потратил на танцы много лет». Но в один день я понял, что такие перемены мне просто необходимы.

 

Ни разу не возникало мыслей о том, что всё зря?

В начале пути я часто думал: «А, может, ну его нафиг?». Это вполне нормальные мысли, когда начинаешь развиваться в какой-то новой для себя области с нуля. Переход от танцев к собственному делу не был таким лёгким, каким он кажется. Два месяца после ухода из своей танцевальной компании были для меня своего рода «застойным» периодом и сопровождались постоянным ощущением непонимания происходящего. С одной стороны, я пытался разобраться с обрушившимся на меня объёмом новой информации и знаний, с другой — не мог предпринять никаких активных действий. К чему-то новому всегда непросто подступиться: не знаешь, какой шаг должен быть первым и опасаешься тех множественных трудностей, которые, безусловно, возникнут на твоём пути.

 

Какого рода трудности, например?

В своём деле каждый месяц происходит какая-нибудь неприятность. Например, за 2 дня до открытия кофейни мне пришлось заново разбирать проход в кухню: пароконвектомат никак не проходил внутрь. Потом сломалась кофемашина, в выходной, прямо когда у кассы собралась очередь из гостей. Мне пришлось на время оставить свои дела на кухне и пойти её чинить. А недавно вот у нас сломался тестомес. К счастью, мне удалось найти ребят, которые могли временно делать тесто для нас. Но за ним приходилось ехать на другой берег, и это отнимало немало времени.

Когда кофейня только открывалась, я делал здесь всё сам, вплоть до мытья полов. В зале у нас есть лавки, первые месяца полтора я прямо на них и ночевал. Вставал в 4 утра, чтобы замешивать тесто, весь день готовил, потом наводил в кофейне порядок, и так по новой. Конечно, чуть позже я начал создавать свою команду и делегировать обязанности. Но все эти трудности были необходимы. Это моё дело, и я хочу в нём развиваться. Хочу, чтобы люди у нас в стране ели хорошие продукты, хороший хлеб. А не так, что пойдёшь в магазин за хлебом, который из какого-то порошка сделан и через три дня черной плесенью гниёт. Я делаю всё в первую очередь для себя и делаю это качественно.

Как люди узнают о кофейне?

Мы находится в центре города, и фасад здания, которое является памятником архитектуры, портить нельзя. Поэтому у нас нет никакой вывески. Есть только небольшая табличка на тротуаре у входа. В нашем случае работает сарафанное радио. Наши постоянные гости приводят сюда своих друзей, те — своих. Кто-то находит кофейню в Instagram или на портале НГС [главный новостной портал Новосибирска — прим. автора] и едет к нам в гости из другой части города. Так и живём.

 

«Странные» гости встречаются?

Конечно, бывают такие. Например, летом к нам постоянно заглядывала одна женщина. Но в один день, сказав: «Сегодня ваши круассаны похожи на выпечку, а не на круассаны», она ушла и больше не возвращалась. Мы так и не поняли, что именно значили её слова.

 

Создав собственный успешный бизнес, какой самый главный урок вы получили?

Начиная изучать процессы ведения собственного дела, я думал: «Самое главное — не допустить тех ошибок, которые в бизнес-литературе относят к категории “основных”». Сейчас же я понял, что это вовсе не так. Наоборот, нужно как можно быстрее подобные ошибки совершить, пережить их и получить ценный опыт. Хорошее дело не может развиваться ровно и гладко.