В поисках тишины

Общалась и фотографировала КСЕНИЯ МАРКОВА

В нашей постоянной рубрике «Далеко-Близко» мы показываем удивительные уголки нашей планеты, делимся любимыми местами и своими чувствами. В этом номере будет немного по-другому. Мы расскажем о нашем соседе Финляндии, но не со стороны редакции, а глазами Долде Толпо, чудесной женщины, которая живет в часе езды от Лаппеенранты. У Долде большой дом и участок, на котором гуляют лошади, куры и овцы.

Долде, у вас здесь настолько свежий и чистый воздух, что у меня даже закружилась голова. Вы всегда жили в своем доме рядом с лесом?

 

Нет, сюда мы переехали около 10 лет назад. До этого мы жили в Хельсинки. У нас был свой дом и совсем крохотный участок. И было очень тяжело. Ритм больших городов не для меня. Хельсинки чудесен: он современен и красив, в нем много мест, где можно отлично провести время, но мне там было очень плохо. Для меня город — это клетка. И в ней я задыхаюсь.

 

 

Вы долго готовились к переезду за город?

 

На самом деле нет, это вышло спонтанно. Как­-то раз мне дочь прислала объявление, что продается большой участок с домом, который был бывшей школой. Цена была очень привлекательная. Мы приехали и сразу же влюбились в это место. Даже не раздумывали, купили моментально.

 

 

Это здание бывшей школы? Очень здорово! Ему, наверное, уже много лет.

 

Да, у нас часто можно увидеть такие объявления, на самом деле. Мы сделали здесь ремонт, но планировка осталась такой, какой она и была изначально. Здесь даже сохранилась некоторая мебель. Вы, кстати, будете спать в бывшей учительской.

 

 

Если не считать природу и невероятные виды за окном, есть ли еще разница между городом и деревней?

 

Когда сюда переехали, мы, конечно же, никого не знали. Но очень быстро подружились со всеми. Зато в городе мы едва ли знали одного соседа. В Хельсинки (хотя, я думаю, это проблема всех городов) люди очень суетливые, вечно куда-­то спешат и всегда чем­-то заняты. Здесь по-­другому. И все всегда рады помочь. В моем саду нет яблонь, хотя я очень люблю яблоки. Но каждую осень я варю варенье и пеку яблочные пироги с корицей — у нас принято делиться друг с другом. Весной и осенью курицы несутся очень активно, и я всегда даю свежие яйца.

 

 

Кстати, о животных. Когда я сюда зашла, меня посла лошадь и не давала пройти, я признаюсь, честно, слегка даже испугалась.

 

Ранья может (смеется). Она у нас вместо сторожевого пса. И вы просто пошли в сторону Сандры (прим. авт. — вторая лошадь), а Ранья всегда защищает от незнакомцев свою подругу.

Вы начали говорить о лошадях, и ваш взгляд очень потеплел. Я уже с нетерпением жду историю вашего с ними знакомства.

 

Лошади, действительно, моя большая любовь. Я очень часто путешествовала, и особенно мне нравились конные походы. Так были исследованы Норвегия, Чехия и северная часть Финляндии. Знаете, это невероятное чувство, когда вас тридцать человек и шестьдесят лошадей. Сначала вы несетесь галопом, а потом резко останавливаетесь посреди какого­нибудь чертовски красивого места, а от лошадей идет пар и всё в нем, и всё какое­-то нереальное. Когда мы переехали сюда, я почти сразу же решила завести лошадь. Мне было страшно, ведь опыт у меня был совсем маленький. Но я справилась. Сандра, красивая исландская лошадь, появилась первой. Через пару лет мы купили Ранью. Она молодая и очень своенравная (прим. авт. — что я почувствовала на собственном опыте), но заботится о Сандре, защищает ее.

 

 

Лошади у вас гуляют свободно по участку. Здесь так везде?

 

Нет, обычно лошади всегда заперты в своих конюшнях. Но Ранья и Сандра мои друзья, я хочу, чтобы они были свободными. Наш участок большой и устроен так, чтобы лошади чувствовали себя комфортно.

 

 

Расскажите, как проходит ваш день на ферме.

 

Я встаю рано, в шесть часов, иду сразу же кормить лошадей. После них курицы и петухи. Если погода хорошая, всегда отправлюсь на прогулку с лошадьми. Лучше всего это делать утром. Это достаточно сложно, я одна, а лошади две, но я справляюсь: на одной еду, другую веду за уздечку. У нас каждый день с ними приключения, но два случая запомнились особенно хорошо. Первый — мы гуляли по нашему обычному маршруту, и я делаю остановку на середине пути, всегда в одном месте. Там маленькая полянка, летом пахнет багульником и очень красиво. Я любуюсь утренней росой, а лошади жуют свежую траву. В тот день где­-то совсем рядом с нами был журавль. Они очень громкие, их крики похожи на вопли индейцев. Лошади испугались и просто убежали, оставив меня там одну! Матти (прим. авт. — муж Долде) очень испугался, когда увидел не рассёдланных лошадей спокойно жующих траву на нашем участке.

 

Второй случай произошел прошлым летом. Мы были далеко от дома, это мой любимый протяженный маршрут. Дорога шла через дремучий лес и мне всегда приходится спешиваться там. Не знаю как, но так получилось, что моя нога оказалась сломанной. На лошади я не могла ехать, пришлось идти все дорогу пешком. Мы дошли только к ночи.

 

Но я отвлеклась. По приходу я готовлю завтрак. Это всегда каша с вареньем или свежими ягодами, ломти белого хлеба и яйца. Нам нравится кушать снаружи, так ты ближе к природе. За завтракам мы всегда читаем газеты, телевизора у нас нет. Потом надо покормить овец, дать витаминов Сандре и заняться мелкими делами: прополоть траву, убрать навоз, почистить стойло, накосить травы. Легкий обед у нас, у животных. И очень плотный ужин. Чаще всего это традиционный финский суп, либо картошка с бараниной или курицей. Мясо я не покупаю в магазинах. Мне важно знать, что у животных была хорошая жизнь, что они жили в любви, поэтому мясо мы едим только тогда, когда петухов становится слишком много или приходит время забивать овец. Вечером я опять всех кормлю. В течения дня мы можем ездить на рыбалку, ходить купаться в озера, они у нас чистые. Летом мы собираем ягоды и грибы. Жизнь здесь очень размеренна. И хотя каждый день похож на другой, всегда есть что­-то особенное.

 

 

Как вы решили завести других животных?

 

О, это очень весело было! Ко мне как­-то приехал сын и спросил: мама а ты хотела бы завести кур? Я сказала, что не особо, мне хватает лошадей. Но они у него были уже в фургоне. С овцами такая же история.

Теперь надо ждать кроликов?

 

Мы не держим в Финляндии кроликов! Это очень нетипично для нас. У нас тут недалеко открылась кроличья ферма, и об этом даже написали в газете.

 

 

Мы с вами соседи почти через дорогу. Вы бывали в Санкт­-Петербурге?

 

Нет, но мы были в Выборге. Анса, наш лучший четвероногий друг, как раз оттуда. Мы ехали на машине и увидели собаку с поврежденной лапой. Она была чумазая, но глаза у нее были очень добрые. Мы просто не могли оставить ее там. Также мы были в походе. Нас было несколько финнов, остальные были русские. И мне очень запомнились русские женщины! Мы были все грязные, волосы слиплись от дождя, резиновые сапоги по щиколотку в грязи. А ваши женщины были накрашенные, с аккуратными прическами, волосинка к волосинке. Одна дама была даже на каблуках! На меня это произвело сильное впечатление. Нам бы очень хотели съездить как­-нибудь в Санкт­-Петербург. Но когда держишь животных, очень тяжело куда­-либо уехать, за ними нужен постоянный уход.

 

 

Знаете, мы с вами, финнами, так одновременно похожи, но и так сильно отличаемся. В музее в Савитайпале мне казалось, что показывают устрой русских деревень. Могли бы вы выделить самую финскую черту?

 

Я думаю это любовь к природе. Мы очень ценим наши леса и озера. Для нас лучший отдых — это отдых среди деревьев.

 

 

Долде, мне невероятно приятно и интересно было беседовать с вами, вы такая сильная женщина! Вам семьдесят лет, но вы настолько активны и так хорошо выглядите. Я хочу так же в свои семьдесят. Да хотя бы в пятьдесят.

 

(Смеется) На самом деле я начала жить только в шестьдесят, когда мы сюда переехали. И сейчас чувствую себя намного сильнее, чем десять лет назад. Знаете, города высасывают силы. Они требуют много энергии, и эту энергию они забирают у нас, у людей. Здесь я много работаю, мое тело иногда устает, но душа, она свободна.