SCRIPTA MANENT*

В шрифтах разбиралась ИРИНА КОНВИССЕР

Фотографии предоставлены школой

*Verba volant, scripta manent — «слова улетают, написанное остаётся» (лат.)

Вспомните логотипы Coca ­Cola, Sony, Microsoft, или, допустим «Ленфильма», «Сбербанка». Скорее всего, вы представите себе не просто надпись, но уникальное начертание, которое и составляет логотип и лежит в основе всего образа компании. Шрифты окружают нас повсюду: это и витиеватые меню в кофейнях, тексты в газетах и журналах, шрифты в приложениях на гаджетах. Книги, которые вы читаете, тоже набраны особым шрифтом. Увидеть прелесть простого шрифта, понять его выразительность, попробовать создать шрифты и поработать с ним нам помогла

Ольга Шишкина из школы шрифта и типографики TypeType.

Ольга, расскажите, пожалуйста, о том как появилась идея создать школу шрифта типографики и чем занимаетесь лично вы?

 

Мне всегда была близка тема дизайна. Я работала несколько лет графическим дизайнером в агентстве SHISHKI, создала интернет-­магазин по продаже авторских постеров. Параллельно я организовывала курсы и мастер-­классы по иллюстрации. Осенью 2014 я познакомилась с Ваней Гладких. Ваня давно известен среди дизайнеров. Десять лет он создавал и бесплатно распространял шрифты. Я про него была наслышана, но лично увиделась только два года назад. У него была идея создания школы, но Иван хотел оставить за собой обучение, а вопросы организации и продвижения предложил брендинговому агентству SHISHKI. Таким образом, Иван Гладких и Михаил Шишкин (основатель агентства) стали соучредителями шрифтовой школы, а я взяла на себя организацию учебного процесса, набор студентов, продвижение курсов. Постепенно наша команда расширилась, появилось несколько постоянных преподавателей.

 

 

Какие у вас есть программы и курсы?

 

Начали мы два года назад с курса «Интенсивная типографика» еще в Лофт­-проекте «Этажи». Курс был успешным, очень вдохновил нас и дал понять, что дизайнерам он нужен. По сути, ничему подобному никто не учил в то время. Шрифтовых дизайнеров в России вообще мало, это редкая профессия. Дизайнеры, отучившиеся у нас, получают не просто дополнительный инструментарий в работе, но и определенное конкурентное преимущество. Понимание типографики, интерес и внимательное к ней отношение делают тебя нерядовым специалистом.

 

В мае 2016 филиал нашей школы открылся в Москве, а буквально на днях - в Екатеринбурге. Так же в прошлом году, нам пришла идея открыть онлайн­ курсы. Это решение оказалось правильным, ведь в некоторых городах дизайнерам некуда идти учиться. Среди наших постоянных мероприятий хочу отметить «Шрифтовые вечера» в Москве: лекции по теории и истории шрифтов, примеры из практики, мини-­воркшопы. Другой мой любимый формат — «Каллиграфические завтраки»: обучение каллиграфии в приятной атмосфере кафе, в выходные дни утром. Также и в Москве, и в Петербурге проходят интенсивы по выходным. Самый продолжительный курс в TypeType school — «Большой курс». Чтобы попасть на него, необходимо пройти собеседование и отбор по портфолио, так как нам нужны сильные дизайнеры: не у всех есть возможность учиться семь месяцев два раза в неделю с большим количеством домашней работы. В мае мы планируем выпустить 15 шрифтовых дизайнеров, которые разработают 15 шрифтов в качестве дипломной работы.

 

 

То есть, кроме TypeType school есть и шрифтовая студия TypeType?

 

Да, это две разные компании, они юридически не имеют друг к другу никакого отношения. Шрифтовая фабрика TypeType — это компания Ивана Гладких, в ней создаются шрифты. Шрифты производятся, как Иваном, так и другими дизайнерами, в основном, фрилансерами из других стран. Несколько шрифтов компания TypeType выпустила совместно с нашими студентами. А цель«Большого курса» — обучить людей создавать собственные шрифты самостоятельно.

 

 

Есть такое мнение, что кириллических шрифтов мало и многие придумывают латинское название для своих проектов, в том числе, чтобы решить проблему создания хорошего логотипа.

 

Я бы не сказала, что их мало, более того, с каждым годом их количество увеличивается. Тут скорее вопрос в желании разобраться. Какие-­то шрифты кириллизуют, оригинальные шрифты делают небольшие студии или вообще фрилансеры. Надо поискать просто. Правда, если мы говорим о бесплатных шрифтах, то их не очень много, а хорошие шрифты — платные.

 

 

Как вы относитесь к засилью иностранных слов в названиях, в надписях?

 

Не вижу в этом проблемы. Меня больше раздражает наличие грамматических ошибок. Допустим, человек присылает мне текст, а в нем неправильные кавычки применены или тире. Я всегда внимательно слежу за написанием наших рекламных текстов, потому что у школы типографики не должно быть ошибок.

Как проходит процесс обучения в вашей школе? Каковы этапы создания шрифта?

 

Сначала ребята изучают теорию, потом практика. Все шрифты, которые создавались изначально, писались от руки с помощью какого­-либо инструмента: широконечного, остроконечного, кисти. Так что первый практический курс — это каллиграфия, учимся работать с инструментом. Ребята изучают плоское перо, итальянский курсив, английский курсив, римский капитальный шрифт. Сразу приходит понимание, как распределяется контраст. Используя эти знания, подобный шрифт можно нарисовать на компьютере. Главное знать базу, а дальше уже практика и еще раз практика.

 

 

Каковы характеристики хорошего шрифта?

 

В первую очередь, это технические характеристики: правильно ли распределен контраст, органично ли буквы выглядят между собой по массе, как выполнены засечки и выносные элементы. На второй план выходят уже художественные особенности. А вообще, любой шрифт подбирается под задачу и каждый раз нужно ее решать заново.

 

Если мы говорим о художественных экспериментах, то простой обыватель может сказать нравится ли ему результат или нет, ориентируясь на личные впечатления. Но ведь в случае с хорошим текстовым шрифтом вся красота и гармония доступна лишь избранным ценителям?

 

Согласна. Мы говорим об этом как о чем-­то очень важном, а человек не вовлеченный, просто видит буквы. Так, наверное, во всех профессиях: когда ты погружаешься в очень узкую тему, изучаешь ее, то находишь много интересного и важного для себя, получаешь эстетическое удовольствие.

 

 

Кажется, надо обладать спокойствием и мудростью монаха, чтобы создавать шрифты?

 

Это действительно так. Ведь это кропотливая работа. Когда ты по десять часов кряду сидишь перед компьютером, правишь кривые, действительно трудное дело. Для этого нужно поговорить с Ваней Гладких, вот кто спокойный и уравновешенный человек. Именно поэтому я занимаюсь только организаторской работой (смеется).

 

 

Те шрифты, которые создаются на курсах, доступны для скачивания. Это какой­-то альтруистический шаг или реклама для последующих поколений студентов школы?

 

Это уже сложившаяся традиция, которая безусловно идет от Ивана, основанная на его личном опыте распространения бесплатных шрифтов. Когда спрашиваешь: «Зачем ты это делал, почему бесплатно? Ведь столько труда вложено в создание этих шрифтов», он отвечает: «Мне просто нравится». Все началось со шрифта «Neucha» (в буквальном смысле, самый первый шрифт, не умелый).

 

Мы выкладываем шрифты только тех студентов, которые согласны на это. Во-­первых, это реклама школы, а во-вторых, самих выпускников. Вчера ты создавал свой первый шрифт, а завтра он уже в широком доступе, его скачивают и его используют. Есть студенты, с которыми мы разрабатываем коммерческие шрифты. Конечно, есть те, кто не хочет бесплатно отдавать свой шрифт, ведь в него вложено несколько месяцев труда.

 

 

Востребованы ли дизайнеры­-шрифтовики?

 

Конечно. Но культура покупать шрифты в России еще не так развита, много заказов идет из­-за границы.

 

Раньше в школах была такая дисциплина «Чистописание», а многие до сих пор вспоминают мучения с прописями. Тем не менее не все могут похвастаться красивым почерком. Возможно ли с помощью уроков каллиграфии улучшить ситуацию?

 

Многие каллиграфы признаются в том, что у них ужасный бытовой почерк (смеется). Ведь дело еще в скорости. Не всегда есть время и желание выписывать каждую букву. Думаю, что связь есть. Можно использовать навыки каллиграфии в бытовом письме. Ведь когда знаешь как правильно, можно стараться писать медленнее и красивее.

 

 

Кто вы по образованию?

 

Я историк по образованию, закончила Исторический факультет СГУ. Должна была быть преподавателем, но на последнем курсе пошла к школьникам на практику и поняла, что это совсем не мое. Но зато я с детства рисую. Когда появился компьютер, первое что я освоила — это Photoshop, Illustrator, Corel и на четвертом курсе уже пошла работать в небольшую типографию при музее. Потом встал выбор — идти в аспирантуру или пойти работать. Я выбрала работу дизайнером.

 

 

Есть ли у вас какое­-нибудь личное, особое место силы в городе?

 

У меня есть несколько любимых домов в центре Петербурга. Например, дом на пересечении улиц Восстания и Жуковского в стиле модерн («Дома Бадаева»), на Пестеля 13 с широкой аркой, на Кирочной шикарный зеленый дом. Люблю Таврический парк, я живу рядом с ним, часто гуляю там или хожу на пробежки, но каждый раз открываю его заново.