ПРЕДИСЛОВИЯ «АННЫ КАРЕНИНОЙ»

Вчитывалась в роман и изучала моду эпохи КСЕНИЯ КНЯЗЕВА

Иллюстрации журнал «La mode illustree», портал look.tm

Ни для кого не секрет, что гардероб — это, пусть и не главный, но один из действенных ключей к характеру человека. Сочетания в одежде дают представление о вкусах и предпочтениях, выражают в какой-­то степени внутренний мир личности. В более широком смысле гардероб — это символ эпохи и времени. Это часть культурной среды, которая указывает на отношение к комфорту и прекрасному в конкретный период истории. Порой внешний вид может больше рассказать о человеке и о времени, в котором протекает его жизнь. Недаром существует поговорка «Гардероб — это образ жизни».

Открыть дверцу гардеробной все равно что открыть дверь в таинственный мир со своей историей, неповторимыми оттенками и фактурами. Мир моды, культуры вкусов и символизма, здесь всё имеет значение, от цвета ткани до покроя. Французы твердят: «Гардероб — это образ жизни». А подробнее об этом образе жизни рассказывают фильмы, история моды и литературные произведения.

 

Лев Николаевич Толстой с особым трепетом открывает нам дверцу в гардеробные дам из «Анны Карениной» со всеми «чулочками, башмачками, тесемочками и пуговками». Именно из таких мелочей складывается идеальный образ во всем очаровании.

 

Дама — «стихия» переменчивая, равно как и мода. По мере того, как меняется время, меняются вкусы и взгляды. А значит, меняется облик и составляющие гардероба. Женское платье, в сравнении с прошлыми годами, корректируется. Это связано с рождением турнюра — сложной драпировки сзади, которая крепилась к талии на завязках. Такой элемент заметно изменяет силуэт, подчеркивая дамские прелести.

 

Несколько позже начинают уделять больше внимания женскому силуэту, и поэтому его решают обузить. Появляется элемент русалки — корсет «кираса», сделанный из плотного материала. Спереди был корсаж, который спускался ниже талии.

 

Напомним, роман писался между 1873 и 1877 годами. В этот период времени настроение гардеробу задавал Париж. Французы всегда обладали прекрасным вкусом и, как никто лучше разбирались в тонкостях моды. Гардероб под влиянием заграничных тенденций претерпевал изменения — всем барышням хотелось выглядеть современно, достойно и, самое главное, привлекательно.

 

Открыв гардеробную дамы Каренинского общества, можем заметить богатство фактур:

 

«Не успела она войти в залу и дойти до тюлево-­ленто­-кружевно-­цветной толпы дам, ожидавших приглашения танцевать, (Кити никогда не стаивала в этой толпе), как уж ее пригласили на вальс…».

 

«И Корсунский завальсировал, умеряя шаг, прямо на толпу в левом углу залы, приговаривая: «Pardon, mesdames, pardon, pardon, mesdames», и, лавируя между морем кружев, тюля и лент и не зацепив ни за перышко, повернул круто свою даму…».

 

Каждая особа стремилась подчеркнуть свою непохожесть, блеснуть нарядом и быть замеченной. Обилие фактур говорит о том, что мода не была чем­то однообразным. Сочетание одного элемента с другим задает предпосылку новому образу, неповторимому и изысканному. Этот секрет дамы прекрасно знали. Убедитесь:

 

«Бетси, одетая по крайней последней моде, в шляпе, где­-то наверху парившей над ее головой, как колпачок над лампой, и в сизом платье с косыми резкими полосами на лифе с одной стороны и на юбке с другой стороны, сидела рядом с Анной…».

Ткань — не менее важная деталь наряда. Фуляр, бархат, левантин, шелковая саржа, атлас —

разнообразие выбора могло удовлетворить запросы даже самых капризных особ. Хитрость в том, что эти ткани легко поддавались драпировке, поэтому их чаще использовали для раскроя платья.

 

В соответствии с веянием моды предпочтение отдавалось окрасам слоновой кости, соломенному, каштановому, бледно­-розовому. Эти оттенки удачно сочетались с цветом кожи и легко комбинировались друг с другом. Молодые особы выбирали более спокойные и нежные оттенки, замужние же женщины могли выйти в свет в ярких платьях, к примеру, желтого или лилового цветов.  

 

Особое значение имела отделка наряда. Современные дамы в большинстве своем выбирают односложную одежду, без изысков и лишних вставок, отдавая предпочтение простоте и удобству. В то время наличие мелких деталей и очаровательных элементов декора считались обязательными. Ведь чем больше «изюминок» тем острее внимание к наряду и, соответственно, к даме. Поэтому на платьях красовались всевозможные кружева и рюши, фестончики и ленты, вышивки и бусинки, которые придавали образу некую пикантность.

«Анна была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, но в черном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем ее точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью. Все платье было обшито венецианским гипюром».

 

Кроме кружев, рюш и складок платья украшались нежными цветами из шелка. Розы, анютины глазки, фиалки, эдельвейсы рассыпались по покрову наряда, создавая эффект живой и хрупкой энергии. Цветы являют собой символ прекрасного и нежного чувства. Применение в женском наряде такого элемента неудивительно.

 

Цветы украшали не только наряды, но и бальные прически. Взгляните:

 

«На голове у нее, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами».

 

Вместе с фасонами платьев совершенствовалась и прическа. Она стала значительно выше.

Взглянем на Кити:

 

«Несмотря на то, что туалет, прическа и все приготовления к балу стоили Кити больших трудов и соображений, она теперь, в своем сложном тюлевом платье на розовом чехле, вступала на бал так свободно и просто, как будто все эти розетки, кружева, все подробности туалета не стоили ей и ее домашним ни минуты внимания, как будто она родилась в этом тюле, кружевах, с этою высокою прической, с розой и двумя листками наверху».

 

Несмотря на явные сложности в носке такого пышного наряда, девушки достойно держались в окружении других модниц. Важна была не только грандиозность платья, но и умение нести его на себе. Соответствие внешнего и внутреннего — залог очарования.

 

Гардероб Каренинского общества состоял из: домашней одежды, выходных платьев, светских туалетов, платьев для прогулок, а также вечерних и сезонных нарядов. Каждый костюм тщательно изготавливался мастером. При этом учитывались как погодные условия, так и обстоятельства жизни. Интереса заслуживают вечерние убранства. Они шились из тканей разных фактур с акцентом на женский силуэт.

Тогда в 1870-­е годы особой популярностью пользовались прически с накладными локонами — шиньоны. Иногда пряди волос завязывали в узел и закалывали шпильками. Такая простая прическа придавала облику шарм.

 

«Прическа ее была незаметна. Заметны были только, украшая ее, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда выбивавшиеся на затылке и висках».

 

«Он смотрел на ее высокую прическу с длинным белым вуалем и белыми цветами…».

 

Помимо платьев и причесок необходимо было еще и верно дополнить образ украшениями и, конечно же, обувью. Тогда стали модными туфельки на высоком каблуке, которые выбирались под цвет наряда. Их часто украшали бантами или кружевной отделкой. Подчеркнуть прелесть ножки — великое дело. Совершенство в деталях — истина, которую необходимо помнить в заботе о гармонии внешнего вида, как это делает Кити:

 

«Кити была в одном из своих счастливых дней. Платье не теснило нигде, нигде не спускалась кружевная берта, розетки не смялись и не оторвались; розовые туфли на высоких выгнутых каблуках не жали, а веселили ножку».

И, конечно же, осталось дополнить образ украшениями, в качестве завершающей детали. Но тут нужно было учитывать время выхода в свет, так как украшения делились на дневные и вечерние. Возраст тоже учитывался в выборе. Молодым особам не рекомендовалось носить бриллиантов. В моде была парюра — набор украшений, который подбирается по виду и качеству камней в едином художественном решении. «Юные» парюры состояли из бирюзы, жемчуга, кораллов. Камеи также были верными спутницами дамских одеяний. В то время они были очень популярны в России. В 1870­-е годы любили носить на шее бархатки — аккуратные ленточки из бархата:

 

«Черная бархатка медальона особенно нежно окружила шею. Бархатка эта была прелесть, и дома, глядя в зеркало на свою шею, Кити чувствовала, что эта бархатка говорила. Во всем другом могло еще быть сомненье, но бархатка была прелесть».

 

Цветовая гамма украшений должна была соответствовать наряду, чтобы не выставить хозяйку в дурном свете. Такое пристальное внимание к мелочам говорит о том, что гармоничный и со вкусом моды подобранный костюм имел для дам огромное значение.

 

Мужская половина общества также старалась выглядеть не менее привлекательно и достойно. 

Обратите внимание на детали:

 

«На правой стороне теплой церкви, в толпе фраков и белых галстуков, мундиров и штофов, бархата, атласа, волос, цветов, обнаженных плеч и рук и высоких перчаток, шел сдержанный и оживленный говор, странно отдававшийся в высоком куполе».

 

Интересный момент, может одежда того времени и кажется сейчас вычурной, но все равно не мешала восприятию естественной красоты человека. Скажем больше — она служила ее обрамлением. Вот, как выражает это Л. Н. Толстой:

 

«…ему казалось, что она была лучше, чем когда­-нибудь, — не потому, чтоб эти цветы, этот вуаль, это выписанное из Парижа платье прибавляли что­-нибудь к ее красоте, но потому, что, несмотря на эту приготовленную пышность наряда, выражение ее милого лица, ее взгляда, ее губ были все тем же ее особенным выражением невинной правдивости».

 

Образы эпохи Анны Карениной воплощают собой особый культурный вкус. Общая атмосфера времени такова: красочна, колоритна, празднична. Кружевная роскошь, пышность и светские балы — всё это части, которые составляют единый образ жизни. Как и наряды, отображающие дух и настроение Каренинского общества.

 

В гардеробе любой эпохи свои каноны моды, предпочтения в стиле, особенности раскроя и хитрости в подборе нарядов. Однако, существует один секрет, который остается актуальным, проходя сквозь века: «Наряд — предисловие к человеку, а иногда и вся книга».