по контуру

Автор ПОЛИНА КОРЫХАЛОВА (совместное интервью с ИРИНОЙ КОНВИССЕР)

Фотографии из архива  АНАСТАСИИ САХАРОВОЙ И ТАТЬЯНЫ ДЕРЮГИНОЙ

Молодые дизайнеры из Москвы презентовали в Петербурге свою коллекцию «По контуру памяти», посвящённую Рудольфу Нурееву. Мы встретились с ними и поговорили о личности Нуреева, о том, какую одежду сегодня носил бы сам артист балета, сколько может быть оттенков у чёрного цвета и какие места в Петербурге наполняют духовно и эмоционально.

Ирина: Вы московские молодые дизайнеры. Что вы делаете в Петербурге? 

 

Татьяна: В Петербург я привезла две коллекции. Одну личную и вторую совместную с Настей. Она называется «По контуру памяти» и посвящена Рудольфу Нурееву. Обе коллекции мы показывали на «Адмиралтейской игле» (международный конкурс молодых дизайнеров — прим. ред.).
 

 

Полина: Расскажите подробнее о том, почему вы выбрали Рудольфа Нуреева в качестве вашего вдохновителя?
 

Анастасия: Мы очень любим стиль прошлого. Изначально мы думали про Маяковского, революцию, но 2017 год подходил к концу, эта тема потеряла свою актуальность. И мы решили поискать что-то новое, более интересное.
 

Татьяна: Тогда я узнала, что 2018 год посвящён русскому балету и театру. И тут у меня в голове возникли строчки из рэп-баттла Oxxxymiron vs Dizaster: «I’ma dance on your corpse like Rudolf Nureyev» (Я станцую на твоем теле как Рудольф Нуриев). И я думаю: а что если это будет Нуреев? И мы начинаем с Настей искать информацию о нём, изучать его личность, смотреть видеоматериалы, старые фотографии, архивы. Потом начали общаться с людьми, которые занимаются балетом, чтобы понять, какие должны быть элементы кроя и как в итоге стилизовать всю коллекцию.
 

 

Ирина: Вы изучали личность Рудольфа Нуреева. Расскажите, какие личностные моменты привлекли вас в этом человеке. 
 

Татьяна: Он отчаянный, любящий своё дело человек. Больше всего меня удивило, что к балетному станку он встал только в 17 лет и смог стать лучшим. Каждый раз он танцевал как последний. Он смело решил остаться «невозвращенцем» в СССР, потому что знал, что если его вернут туда, то он не сможет гастролировать, он останется без танца — Кировский театр был для него как тюрьма, а он привык быть свободным. Меня привлекла его скандальность: его личность обрастала сплетнями о его любовных интригах, о его хобби — коллекционировании неоправданно дорогих вещей. В итоге его квартира была похожа на музей. И меня поразил его финал, то, как он ушёл. Уже будучи на последней стадии своей болезни, а умирал Нуреев от СПИДа, он поставил свой последний спектакль, отвёл его и только после этого умер. Вообще, Рудольф Нуреев был невероятным трудоголиком. Он бОльшее количество дней в году танцевал, давал 
концерты — сегодня в Париже, завтра в НьюЙорке — у него было огромное количество перелётов и гастролей. А ещё он очень красивый человек.

 

 

Полина: Как эти грани его личности отразились в вашей коллекции?
 

Татьяна: Мы взяли в качестве вдохновения именно тот период, когда он остался с пятьюдесятью франками в Париже, а его чемодан улетел вместе с остальной труппой Кировского театра в Лондон. И всё, что у него было — это эти деньги и те вещи, которые были на нём. Первые два–три месяца он не мог найти себя, мыкался по друзьям, знакомым, потом он устроился работать в театр и стал там одним из лучших. И вот в тот период у него не было денег, не было возможности купить хоть какую-то одежду, не было возможности хорошо выглядеть, а он очень любил дорого выглядеть, он любил красивую одежду, красивую жизнь. Но он умел очень стильно преподнести те простые вещи, которые у него были. И мы как раз взяли этот момент становления его личности в трудной ситуации, до того, как он уже стал суперзвездой с многомиллионным состоянием.
 

Анастасия: Мне кажется, это самый важный период. Это такой переломный момент для человека, который может либо сломать, либо возвысить к каким-то невероятным вещам и вдохновить на свершения.
 

Татьяна: А в одежде мы использовали элементы, характерные для костюма Нуреева — широкие брюки, свободные рубашки, которые надеваются поверх водолазок и придают свободу движению, пальто с острыми лацканами, тренчкоты под пояс с широкими плечами. 
 

Анастасия: И ткани мы подбирали так, чтобы они были максимально мягкими, потому что должна сохраниться пластика движений. То есть это не грубый хлопок, а струящиеся ткани. Например, у нас в коллекции есть блузка из шифона, которая очень красиво смотрится в движении, как и эти широкие брюки при ходьбе. 
 

Татьяна: Мы собрали лучшие образы Нуреева, долго изучали его стиль, как он выглядел, что он носил, мы общались с людьми, которые занимаются в балете, с теми, кто может рассказать, что вообще танцору удобно носить. И на основе этого мы уже подбирали ткани. Все ткани у нас мягкие, потому что им очень важно, чтобы одежда была мягкой и свободной и не давила. За основу мы взяли широкие вещи, оверсайз — Нуреев их очень любил — взяли основные моменты из деталей кроя той одежды, которую он носил. И всё это преподнесли в пыльно-серых оттенках, использовав основной panton 2018 года — фиолетовый. Его мы проявили в подкладках, в беретах, вывернули фиолетовый кант наружу и показали изнанку на лицевой стороне, который как раз собирал всю коллекцию воедино. Кант мы использовали в лампасах на брюках, на воротниках, на спинках, есть просто швы, которые мы выворачивали наружу и показывали этот кант специально. 
 

 

Ирина: Татьяна, если вернуться к вашей личной коллекции, то такой тотал чёрный лук — это аллюзия на Малевича?
 

Татьяна: Нет, в этой коллекции нет Малевича, в этой коллекции только мой личный мыслительный поиск. И вообще, мой бренд, ARGENTUM — это отражение воспоминаний, которые между собой переплетаются, текут в новый мир из монохромных текстур. Монохром — это отсылка к старой плёночной хронике, к немым фильмам, к кадрам первых фотоаппаратов. Я, конечно, не ограничиваю себя в том, что я всегда буду работать именно в классическом монохроме, в растяжке от белого до чёрного. Это может быть монохром любого цвета.
 

 

Ирина: А как публика и критики отнеслись к чёрному? В Петербурге как-то побаиваются этого цвета.
 

Татьяна: Как раз многие мои знакомые, которые живут в Петербурге, говорят, что у меня прослеживается какая-то чисто петербургская тематика. И обычно все это встречают положительно, потому что я стараюсь делать вещи, которые сами по себе уникальные, но при этом, если ты приобретаешь только одну вещь из образа, то она легко вписывается в любой гардероб. Моя главная задача состоит в том, чтобы каждая вещь нашла своего хозяина и вписывалась в его гардероб. На конкурсе наша совместная коллекция и моя личная были единственными коллекциями совсем для жизни, совсем носибельные и разборные. 
 

 

Полина: Татьяна, как так вышло, что вы из Москвы, но в ваших коллекциях можно поймать настроение и атмосферу Петербурга? 
 

Татьяна: Я родилась и живу в Москве, но планирую переехать в Петербург. Москва не мой город по атмосфере и темпераменту. Она для меня как суетливая женщина, а Петербург как спокойный уравновешенный прекрасный мужчина. И мой образ мышления такой же, как и проспекты этого города — лаконичный, продуманный и вдохновляющий. Когда я первый 
раз в своей жизни оказалась в Петербурге, то почувствовала, что здесь пахнет Лондоном, который меня когда-то очень сильно изменил. Тогда я начала узнавать город больше: узнавать людей, места, творческие комьюнити. И я понимаю, что это мой город по духу. 

 

 

Ирина: Расскажите про ваше место силы в Москве и в Петербурге. Про то место, которое вас наполняет эмоционально, духовно.
 

Анастасия: В Москве у меня нет таких мест, поскольку я из Зеленограда, и мне Москва тоже не близка по духу. Я туда езжу только по работе. А в Зеленограде, наверное, это лес. У нас там очень много лесов, и когда мне хочется о чём-то подумать или просто успокоиться, я всегда ухожу и просто гуляю по лесу. А в Петербурге… это случилось вчера, и это было просто невероятно. У меня сильные эмоции, и не знаю, поймут ли меня петербуржцы. Вчера мы поехали в Петергоф, я там была уже второй раз, и в первый раз там было солнечно — всё сверкало и блестело. А вчера там был очень густой туман, его даже ветром надувало, и он как будто обволакивает тебя всего. Мы спустились к Финскому заливу, стояли на камнях около воды, на нас шёл этот туман, всё было такое красивое. Наверное, это и есть место силы. 
 

Татьяна: Могу назвать место, которое надо посетить в Москве — это дендропарк — лесопарковая зона в районе Бирюлёво, где очень тихо и спокойно. Я такой человек, который живёт в какой-то своей меланхолии и который едет лечиться от этой своей меланхолии в Петербург, в серый и, как многим кажется, депрессивный город. И здесь у меня есть такие места, которые меня наполняют и которые открываются каждый раз с новых сторон. Первое такое место — это Исаакиевский собор. Когда я первый раз оказалась около него, я почувствовала нереальную энергию и отдачу. И теперь у меня есть традиция: каждый раз в Петербурге я иду либо гулять к Исаакию, либо в сам собор. Ещё одно такое место находится около Петропавловской крепости — часть пляжа с камнями. Я месяца два–три мечтала там постоять и послушать одну единственную песню группы Bring Me the Horizon «Can You Feel My Heart». Эта песня очень эмоциональная, и я понимала, что я хочу стоять, смотреть в широкую глубокую Неву, как в бездну, и слушать эту песню. Это свершилось, и теперь я зарядилась именно по духу. И Финский залив в Петергофе, о котором рассказала Настя. Я очень рада, что я попала туда не в солнечную погоду, такая туманность мне ближе. 

Бренд: ARGENTUM by Tatiana Deryugina

 

 

О себе: Я очень долго искала себя, искала ту фразу, которая может меня описать как личность. И у меня появилась такая фраза: я человек с большой мечтой. Когда-то я смотрела интервью с дизайнером Майклом Корсом, где его спросили, что для него значит русский дизайн? Тогда он с ухмылкой на лице сказал: а разве он существует? Меня это так обидело и задело до глубины души! И до сих пор обижает. Поэтому я хочу показать, что такое русский дизайн, рассказать о том, какой он многогранный. Ведь у нас очень разная, огромная страна. Да, я вдохновляюсь субкультурами, уличной модой Америки, Европы. Но и Джон Гальяно делал коллекцию, посвящённую Нурееву, и она была прекрасна посвоему. И многие дизайнеры из других стран используют русскую тематику, так почему не можем и мы так же? Но при этом всём показать ещё нашу русскую действительность. Это моя мечта, которая уже эволюционировала в цель. И я хочу показать, что такое ARGENTUM, рассказать людям о том мире, который я создаю, о своих вещах, о своих личных воспоминаниях, переживаниях, чувствах, которые я демонстрирую в каждой своей работе. Ведь каждую свою коллекцию я переживаю под большим вдохновением, а не просто нахожу какую-то тематику и делаю.

 

Коллекции: Я создала пять коллекций. Первые две я выпустила ещё в колледже, а третью коллекцию презентовала в доме моды Зайцева. Это моя любимая коллекция, она называется «Личностная революция». Именно тогда я получила первый опыт создания мужских вещей. С двумя последними коллекциями в этом году я приехала в Петербург выставляться на международном конкурсе для молодых дизайнеров — «Адмиралтейская игла». 
 

Источники вдохновения: музыка, изобразительное искусство, города (Лондон, Петербург), субкультуры, уличная мода, исторический стрит-стайл (яппи, панки, скинхеды, тедди-бои).
 

Главные мотивы: монохром и металлофурнитура.
 

Целевая аудитория: представители творческих комьюнити — графические дизайнеры, художники, модели, визажисты, стилисты, архитекторы, инженеры, режиссёры, актёры, журналисты.
 

Планы на будущее: Я уже думаю, как я реализую следующую коллекцию. У меня есть некие задумки, зарисовки по поводу съёмки и стилизации некоей истории. Это пока всё на стадии зарождения идеи. Так всегда и бывает: когда работаешь с одной коллекцией, ты выпускаешь её на подиум, устаёшь, происходит момент даже не эйфории, а какого-то успокоения. И сразу начинается новый поиск. 

Бренд: SAHAR.

 

 

О себе: Я училась не на дизайнера, а на конструктора, модельера. Дизайн я познавала самостоятельно. И я считаю, что надо постоянно пробовать. Чем больше шьёшь или даже рисуешь набросков, тем лучше ты сам будешь видеть свои ошибки. Никогда не происходит так: нарисовал эскиз и шьёшь именно то, что нарисовал. Одну идею нужно обработать раз сто. А может, все эти сто раз окажутся неудачными, и ты за эти сто раз придумаешь что-то новое. Дизайн — это беспрерывная работа над собой. Если делать, то полностью, с головой и без остатка. А иначе никак. Конструктор — прекрасная профессия. Но в какой-то момент я поняла, что это не моё. Мне ближе дизайн, потому что мне хочется реализовывать свои видения, хочется, чтобы людям нравилось то, что я делаю. Одежды много, но у каждого бренда есть свои поклонники, последователи, и для меня именно это важно — заслуженное человеческое внимание. Это же не просто одежда, у бренда есть целая атмосфера — атмосфера жизни, стиля, которые ты предлагаешь людям. И если человеку нравится такая жизнь, то он носит твою одежду. Мне нравится именно такая идея подачи.
 

Коллекции: Всего у меня семь коллекций. Моя первая коллекция называлась «Лабиринты», это был такой эксперимент, и получилось очень неожиданно. Коллекция была сделана из шерстяных тканей пастельных оттенков — голубого, сиреневого и розового. Следующую коллекцию я шила для себя. Тогда я как раз изучала моду, и я решила сделать коллекцию в стиле 50-х с пышными юбками из шифона с добавлением растительных элементов. Я изучала вышивку лентами, вышивку бисером и всё это вписала в коллекцию. Следующая моя коллекция была, пожалуй, самой успешной — «Легенды старого Киото». Я вдохновлялась японской живописью, и использовала тему карпов и волн. Тогда в первый раз попробовала технику батик (ручная роспись ткани — прим. ред.) и сделала в этой технике платье, расписала вручную шёлковое кимоно. И эта коллекция была более серьёзная, потому что я много работала над ней и так же, как и Таня, использовала источник вдохновения — долго изучала эту тему, а не просто что-то копировала. Пятую коллекцию как раз помогла стилизовать Таня, за счет чего коллекция получилась в стиле гранж. Хотя вещи в основном классические, цвета достаточно тёмные — тёмно-синий, тёмнозеленый, серый, бордовый. И все эти классические силуэты при стилизации мы разбавили цепями, грубыми ботинками, бейсболками с пробитым кольцом, и получился очень интересный микс вещей. Мне нравится, когда классика сочетается с чем-то вызывающим, резким, неординарным.
 

Источники вдохновения: Стиль прошлого, история искусств, живопись, архитектура
 

Главные мотивыРучная работа, натуральные ткани и классический стиль. 

 

Целевая аудитория: Скорее, это женская аудитория. Мужская одежда у меня есть только в коллекции «По контуру памяти». Моя покупательница — девушка, которая увлекается модой, искусством, она живёт интересной жизнью, ходит в кино, читает книги.
 

Планы на будущее: Естественно, у меня планы такие же, как и у всех дизайнеров. Спросите у любого дизайнера, и он вам скажет, что хочет быть как какой-нибудь великий дом моды. Но у меня есть мечта и на ближайшее будущее — создать своё пространство для дизайнеров, где они смогут вместе работать, где каждый может проявить себя, и для людей, которые очень трепетно относятся к моде. Это будет что-то вроде коворкинга и шоурума вместе. Я хочу предлагать людям не только одежду, но и стиль жизни. А также рассказать им о том, что в мире моды есть много хороших и талантливых дизайнеров, фотографов, стилистов, визажистов.