Музыкальная дилемма

Разбирались в вопросе Елизавета Подкосова, Виктория Дмитриева, Виктория Короткова

Каждый, у кого есть музыкальный талант, голос и инструмент, встаёт перед выбором: исполнять чужие песни, уже полюбившиеся людям, или попытаться творить самостоятельно и продвигать своё творчество. Кто-то скажет, что исполнять чужие песни — это воровство. Но, с другой стороны, оригинальное исполнение Виктора Цоя или Фредди Меркьюри мы уже не услышим. Безусловно, к людям, не побоявшимся бороться за признание их творчества, относятся с большим уважением. Но не многие представляют, насколько трудна эта борьба. Музыканты рассказали нам о своей точке зрения на этот вопрос.

 

Black Fox

Участники группы Black Fox — профессиональные музыканты. Для них музыка — это не только голос души, но и наука.

Группа выбрала для себя путь исполнения каверов. Они стараются не просто перепевать хиты, но и вносить в них что-то своё. И преуспевают в этом. Музыканты поведали нам о нюансах работы кавер-группы.

 

Как вы познакомились и решили создать группу?

Сергей: Мы с Леонидом, клавишником, были знакомы очень давно, вместе учились на эстрадно-джазовом факультете Института культуры. Через какое-то время встретили Алексея, бас-гитариста. И в далёком 2007 году решили создать свою кавер-группу. В прошлом году к нам присоединились Саша и Ваня — так у нас сложился нынешний состав.

 

Как вы выбираете песни в репертуар?

Леонид: Выбор репертуара происходит так: мы всегда в курсе новинок, слушаем всё подряд. А дальше решаем, что выстрелит и будет хорошо звучать, а что будет очередной «пустышкой» или «музыкальной канализацией». Иногда берём песни, которые не нравятся, но понимаем, что они должны быть в репертуаре. Это песни, которые переходят из поколения в поколение: «Рюмка водки» Лепса, «С Днём рождения» Аллегровой, Ленинград.

Сергей: В клубе Джаггер, например, мы играли Limp Bizkit, Guano Apes, Linkin Park, Cranberries, Nirvana.

Леонид: Если говорить о корпоративах, то начинается всё прилично. Джаз, блюз и только зарубежное. Но, как только зелёный змей проникает в народ, всем нужно русское, застольное, вплоть до шансона.

Сергей: Вообще, мы себя позиционируем как профессиональные музыканты, которые могут сыграть почти всё от джаза до нью-метала. Если это получается, то мы довольны.

Вы же не просто играете, всё равно вносите что-то своё. Есть какие-то «фишечки»?

Сергей: Конечно! Иногда получается исполнить песню один в один. Бывает, что в оригинале звучат характерные «сэмплы», нам их повторить не удаётся, тогда мы немного переделываем под себя. Но так, чтобы слушать было интересно. Например, делаем песню более танцевальной или, наоборот, лаунж.

Леонид: Иногда пытаемся впихнуть в песню юмор, фразочки из других узнаваемых песен или просто свои импровизационные решения. Иногда в одной песни используем несколько разных стилей.

 

Для того, чтобы выступить, нужен какой-то особый настрой? Или вы можете и в плохом настроении хорошо отыграть?

Александра: Нужен настрой, нужен позитив, ведь люди чувствуют энергетику, и они ей заряжаются. Поэтому мы на концертах только с положительными эмоциями.

Сергей: Меня вдохновляет само музицирование. Даже если пришёл в плохом настроении, исполнение хорошей музыки даёт позитивные эмоции. В любой программе найдутся хорошие песни, от которых получаешь удовольствие и кайф.

 

На Чемпионате Мира в 2018 году вы выступали на сцене Ленэкспо. Это самая большая аудитория, для которой вы играли?

Александра: Нет, мы выступаем круглый год на фестивалях, последняя поездка была на День города Валдая.

Сергей: Да, если лето, то это фестивали (Чемпионат мира по хоккею, футболу), дни города (Пикалёво, Валдай). Также мы помогали известным артистам: Людмиле Сенчиной, Елене Ваенге.

 

А кто-нибудь из вас пишет свои песни?

Александра: Я пишу свои песни, вокалист Иван пишет.

Леонид: Да, в том числе и инструментал.

 

А вы как-то работаете в этом направлении? Не было идеи записать или сыграть где-то собственные песни, музыку?

Сергей: Это немного другой путь. Мы работаем в event-индустрии. С собственными песнями надо начинать всё с начала: записывать, продвигать. Если понравится, тебя пригласят. Авторское творчество подразумевает хороший материал, который сразу «зацепит». Когда заказчик приглашает кавер-группу, он примерно знает, что услышит. Кавер-группа — это хорошее исполнение.

Евгений Морган

Невозможно представить Петербург без уличных музыкантов. Они создают атмосферу города. На улицах они играют то, что просит публика. А дома пишут свои песни и музыку. Иногда в стол.

Мы побеседовали с Евгением Морганом, одним из самых узнаваемых уличных музыкантов Питера и лидером группы «Улица без имени», о препятствиях на пути к созданию своей музыки.

Как начал заниматься музыкой?

У нас в девятом классе пришла новая учительница по литературе, я очень полюбил предмет и начал писать стихи. Потом захотелось гитару, и дед мне её купил. Я быстро забросил, а когда брат стал заниматься, показал мне три основных аккорда. У меня появились все составляющие, чтобы писать песни. С этого всё началось. Но я очень жалею, что у меня нет музыкального образования.

 

Как решил стать уличным музыкантом?

Как-то в голову взбрело переехать в Питер. У меня здесь не было ни знакомых, ни друзей. Мне дали один номер телефона и сказали: «Позвони, тебя там приютят на одну ночь». А я потом две недели у ребят прожил. Не знаю, почему они так ко мне хорошо отнеслись. Спасибо им.

Потом я снял дешёвую комнату, устроился грузчиком. Но было круто, потому что это Питер. Я как-то возвращался домой ночью, шёл возле метро Спортивная. Стоит парень играет. Я попросил поиграть, прямо душа рвалась. И вдруг он предложил вместе играть. Я сразу согласился. Вот и вся история.

 

У публики есть любимые песни?

У всех вкусы разные и песни разные. Как-то еду выступать, девочка пишет: «Можете сыграть “Танцы минус”? Сыграйте, а то Цой уже надоел». В этот же день ко мне подходит другая девочка и говорит: «Не играйте больше “Половинку”, она достала». И я принципиально играл только “Половинку” и только Цоя.

Я вообще считаю, что плохих песен не бывает. Бывает не то настроение.

Я всегда привожу один пример. Шашлычная где-нибудь за городом. Ты заходишь, берёшь шашлычок, водочку, томатный сок. И если там не играет шансон или дискотека 90-х, картина будет неполная.

 

Музыка — это основной источник дохода?

Да, это основной источник.

 

Плохая погода – помеха музыканту?

У меня есть такая философия: если день хороший, выходной, и поиграть самое то, а ты заленился и не пошёл, твоя работа к тебе попой повернётся. Если это любимая работа, то к ней надо относиться как к девушке. Были случаи, когда я спустя три каких-то нелепых выходных, которых не нужно было себе делать, приезжал поиграть, и не шло. Начинался дождь, ливень, но я всё равно стоял и играл час-полтора, просто чтобы показать своей работе, что я её люблю. Бывает, мокрый приезжаешь, ничего не заработал, но на следующий день всё снова хорошо. Я не знаю, правда это или нет, но я человек суеверный.

 

На улицах своё играешь?

Да, но нужно чётко чувствовать грань, когда надо, когда нет. Пою свои песни, когда вижу, что человек двадцать из ста эту песню точно знают, им интересно будет её послушать, попеть со мной. Ты должен контактировать с аудиторией, видеть, нравится это человеку или нет.

 

Как создаются песни?

Приходит текст или музыка. Сначала делаешь наброски. Написал четверостишие, придумал бридж (отступление от основной темы) и начинаешь напевать на английском любую фразу. Английский — очень мелодичный, он ложится на любую музыку. Начало песни есть, основная мысль есть, мелодия есть — платформа для работы готова.

 

Ты сейчас записываешь свой альбом?

Нет, альбом — дорого. Записываем синглы.

У меня группы нет, а моя музыка именно для группы с полноценным составом. Приходится искать музыкантов. Когда находишь музыкантов, ищешь студию, записываешь, сводишь. Самое сложное — это запись на студии. Гитару для двух песен мы записывали 9-10 часов. А час записи в студии стоит около 1,5 тысяч рублей. То есть 15 тысяч только на один инструмент. Потом мастеринг. Это такая штука, чтобы в любом плеере музыка звучала так, как в профессиональных колонках. Этим занимаются люди с идеальным слухом.

 

И это всё за свои деньги?

Мы сделали в группе ВКонтакте кнопочку «На запись новых песен». Я думал, кинут копейки, а нам уже прислали около 17 тысяч. Я был в шоке. Первое желание было скинуть их обратно. Поэтому каждый раз, когда мы что-то записываем, я в группе пишу: «Записали сегодня гитару. Ещё раз спасибо всем за то, что скидываетесь». Это даёт нам возможность больше времени находиться в студии.

Вова Чё Морале

Единственный поющий трубач российской сцены, идеолог и солист джазовых коллективов Петербурга «Чё Морале», «Sweet Hot Jazz Band» и «Lo-Fi Energy», Вова Чё Морале не только крутит роман с музыкой, которую делает, но и спасает людей песнями. Поговорили с Вовой и поняли, что если вдруг надоест активничать, то сбежим поближе к безлюдному океану заряжаться энергетикой и будем на всю громкость слушать его джаз на вымышленном языке.

 

instagram.com/vova_chemorale/

instagram.com/chemorale_band/

vovachemorale.ru

vk.com/chemorale

vk.com/sweet_hot

vk.com/lofienergy

Вова, в одном из интервью ты сказал, что «нужно крутить с музыкой роман на все 12 нот, чтобы она была так очарована тобой, словно ты единственный её играешь и поёшь». Как дела сейчас с твоей любовью?

Если ты один раз закрутил этот роман, то он никогда не закончится. Самое главное — не забывать о том, что ты его когда-то начал и несёшь ответственность, как за любые отношения. Нужно над этим работать, находить какие-то ресурсы для того, чтобы эти отношения поддерживать, и тогда они никогда не распадутся.

 

Почему ты вдруг решил собрать коллектив и начал писать песни?

Свой первый коллектив я собрал ещё в ранней юности, это было давным-давно. А желание песни — оно такое, как и любое другое желание. Это и азарт, и творческий зуд, о котором все говорят. Нечто неописуемое. Приходит и оно с тобой. Возможно, это сравнимо с людьми, которые проигрывают миллионы. Мысль не приходит в какой-то момент. Ты просто знаешь, что тебе нужно это сделать. Есть такая необходимость — реализовать то творческое нечто, которое внутри тебя засело, и нужно его выливать.

 

В твоей музыке нет жанров. Как думаешь, это отличает вас от остальных коллективов?

Конечно, отличает, но, как мне кажется, мы живём в XXI веке, и мультижанровость, то, что мы называем «happy music» в отсутствии определённого жанра, для наших чёморальских историй — это примета времени. Только микс, только фьюжн, только эклектика может быть интересной как на рынке, так и в творчестве. Смешивание — естественное положение вещей, к которому приходит музыкант. А если он не смешивает, то он может зациклиться в жанре, как муха в янтаре. Мне кажется, это что-то такое, естественно находящееся в воздухе. Вот оно вроде как отличает нас от остальных, но пройдёт какое-то количество времени, и все будут делать точно так же.

 

Сейчас в Петербурге зима, и бывает, что позитива не хватает. Вы с музыкантами ощущаете себя в неком роде спасателями, когда играете свою счастливую музыку?

Знаете, когда-то не ощущали. Но после того, как стали приходить реальные письма от людей, которые нашей музыкой спасались от своих психологических проблем, вплоть до суицида, мы в какой-то мере стали ощущать себя спасателями. Хотя нам самим некогда удручаться. Мы постоянно работаем. Находимся на позитивной волне.

 

Как вообще появились песни на вымышленном языке? Звучит он очень органично и колоритно.

Вот, как-то появились. Даже не могу точно описать. Много лет я занимаюсь вокальной импровизацией, и она несёт за собой определённую фонетическую игру. Для человека, который занимается чем-то подобным, это естественное положение вещей. Просто однажды это моё начало столкнулось с интересом к цыганской культуре, и так родился вымышленный язык. Вроде бы из ничего, а на самом деле из многих начал. Когда у тебя вся жизнь в творчестве, любое придуманное тобой нечто не является противоестественным. Это как дышать, как любить, как жить.

 

Мне кажется, что каждая питерская группа так или иначе связана с городом. А какая связь у твоих коллективов с Петербургом, помимо отражения в песнях?

Я — питерский человек. В любом случае, что бы ни происходило с группой, это всегда будет связывать её с Питером. Все композиции про этот город разные. Я вижу его в разных красках. Знаком с ним с разных сторон. И как только я получаю новую информацию, то стараюсь реализовать её либо в стихотворениях, либо в песнях или в чём-то легковесном, например, в рэпе. Как карта ляжет. Поэтому любой мой коллектив, как «Чё Морале», «Sweet Hot Jazz Band», так и «Lo-Fi Energy» — это всегда Питер.

 

Почему джаз актуален всегда?

Можно сказать просто. Можно сказать сложно. Если говорить просто, то джаз настолько энергетически насыщен, чтобы будет актуален всегда. Любой эксперимент ведёт на какие-то сложные рельсы, а старый добрый джаз однажды стал революцией в музыке. Это я перехожу на сложный рельс. По-настоящему разных музык существует две: классическая и джазовая. Всё остальное — вариант одного либо другого. Поэтому джаз, как альтернативная музыка, всегда будет жив. Это магия.

Вова, ты, мало того, что играешь позитивную музыку, так и сам очень позитивный человек. А есть ли у тебя тёмная сторона?

Я очень разноплановый. Всё дело в том, что писать позитивные песни сложно. Но интересная творческая задача заставляет тебя погружаться в какие-то другие миры либо очищать человеческие истории от той грусти, ненависти, злобы, которая присутствует в людях. Писать негативные песни просто, достаточно протянуть руку в окружающую действительность, и ты сможешь написать столько песен, насколько у тебя хватит умения творить. И поэтому моя тёмная сторона так же очевидна, как и светлая. Она может напугать или остаться незаметной для людей. В зависимости от того, с каким коллективом они меня слушают, как они со мной общаются, как они ко мне пришли.

 

А откуда черпаешь хорошее настроение? У всех же бывают дни, когда оно в пассивном ключе.

У меня нет времени на грусть. Радость, грусть и всё остальное эмоциональное нечто экономно расходуется. Ведь нужно писать песни, музыку, стихи. Творчество — это то, что 24/7. И оно требует этих самых эмоций. Поэтому я не безэмоциональный человек. В принципе, как и все люди, живущие в Петербурге, потому что наш город считается холодным, мрачным и бесчувственным.

 

Ты как-то сказал, что пишешь учебник по вокалу. Как успехи?

Он в процессе написания. Начинает потихоньку финализироваться в само полотно. Впереди редактура и всякие технические детали, с которыми я никогда не сталкивался. В следующем году он обязательно выйдет. Самое главное в написании учебника по вокалу — остановиться и больше его не писать (смеётся). Сразу нести в редакцию. В общем, трепещу!

 

У тебя возникала, когда-нибудь мысль отдохнуть от музыки и заняться чем-то абсолютно другим?

Я занимаюсь очень разными вещами. К тому же для российского музыканта характерно заниматься не только музыкой. Он умеет и в фотошопе поработать, и в видеоредакторе, и что-то починить, прикрутить, припаять. Поэтому заниматься чем-то другим я не вижу смысла, так как занимаюсь и поэзией, и прозу пишу, и вышивать могу. Моя жизнь мне очень нравится, и никогда мыслей не возникало. Может быть, по молодости, когда были 90-е и плохо с деньгами. Но мимолётно.

 

Вова, ты много занимаешься самообразованием. Что произвело на тебя наиболее сильный эффект?

Здесь сказать очень сложно. Есть несколько эффектов самообразования, которые человек должен понимать до того, как он начинает этим заниматься. И, чтобы это сделать, нужно извлечь их из своего образования. Тут неважно — высшее оно или среднее. Главное, чтобы человек почувствовал этот эффект. Первый — быстрого флэша, то есть ты получил какой-то маленький навык и сразу же применил его на практике. А второй — накопительный, стратегический. Его можно ощутить только спустя время. Именно поэтому я занимаюсь самообразованием каждый день.Больше всего повлияло, исходя из того, что я сказал, и книги, и видеоролики. Всё зависит от задачи. Главное в самообразовании — контекст, и выделить что-то одно я не могу. Хотя, например, книга Василия Кандинского «Точка линии на плоскости». Она позволила мне оторваться от собственного воображения и стать в ряд людей, которые стали его развивать и начали импровизировать. Я вот долго не мог себе этого позволить, но то, о чём пишет Кандинский, помогло. Я смотрю много видео, потому что они наглядные. А что касается каких-то более сложных вещей, то лучше читать книги, в идеале — бумажные, а не на компьютере. Я рекомендую сразу всё. Одно отсеется само, другое придёт дополнительно. Нужно, чтобы интернет был не поводом пообщаться в социальных сетях и посмотреть ролики для отдыха, а именно порталом, через который вы можете выкачать всю информацию. Затеять магию, которая тоже несёт за собой самообразование.

 

Самое главное в достижении успеха, по мнению Вовы Чё Морале?

Упорство. Бесконечное упорство. И вера в себя. Настолько сильная, чтобы, даже когда руки опускаются, вы понимали — это не серьёзно и завтра вы проснетесь и будете снова бороться.

 

Куда можно сбежать, если активная жизнь давит настолько сильно, что эмоционально ты выжат на полную?

Если бежать от суеты, то в спокойное место, где нет людей, или туда, где их мало. К океану, в одинокие парки, например. Нужно подобрать такое место, которое будет нужно именно вам. Не вестись за туристическими предложениями, за словами своих друзей. В этом плане тяжелее творческому человеку. Он всегда одинок, но в хорошем смысле. Поэтому, если вы творите, найдите свою точку. Вот, например, перекрёсток Московского и Загородного. Самое важное, чтобы вам было хорошо.