музыка шага

Общалась и фотографировала АНАСТАСИЯ ДЕРЯБИНА

Чечётку я знаю только по старым голливудским фильмам. Она всегда восхищала своим веселым и озорным характером. Поэтому на встречу с Юрием Щелкановым, актером, и в прошлом танцовщиком чечётки, я шла с особым предвкушением. Как только Юрий достал старенькие туфли с почти изношенными набойками, моему восторгу не было предела. Пришлось вооружиться фотоаппаратом, чтобы перестать наглаживать туфли и дать надеть их танцору.

Как вы познакомились с чечёткой?

 

Чечёткой я начал увлекаться, когда учился в театральной академии (СПбГАТИ). В тот период (1999–2004 гг.) она была очень популярна. Нас собралась небольшая команда любителей степа, и мы начали заниматься более профессионально. Ходили на мастер-классы, брали частные уроки, но чаще всего занимались по обучающим видео от лучших в мире преподавателей. Эти видео было очень трудно раздобыть. Сейчас всё лежит в интернете, а в период моего студенчества это были видеокассеты, которые имелись в единственном экземпляре у некоторых преподавателей. Мы брали их на пару дней, переписывали, и только потом занимались. Дальше мы подготовили номера, начали с ними выступать и немного зарабатывать.

 

 

Какая должна быть обувь для чечётки?

 

Удобная! Это правда. Для любого танца обувь должна быть удобная, а для чечётки особенно. Здесь ноги работают практически без перерыва. И с этим у нас как раз была проблема, потому-то обувь для чечётки изготавливается на заказ и стоит недёшево. А мы студенты — денег нет. Для нас всё недёшево. Вот и приходилось выкручиваться. Мы брали более-менее разношенные ботинки, заказывали для них набойки, мастер нам их прикручивал саморезами. Кстати, у нас был очень грамотный маркетинг: «хочешь жить — умей вертеться». Сначала мы придумывали номера для выступлений, подбирали подходящую одежду из того, что находили дома, и начинали выступать на публике. И только потом, когда накопили денег, шили себе специальную обувь и костюмы. Все над нами смеялись, ведь обычно наоборот — сначала костюмы, потом выступления. 

 

 

Насколько важен пол для чечётки?

 

Для чечётки пол имеет огромное значение. Многие профессиональные шоу, например «Riverdance», вообще ездят со своим полом со встроенными микрофонами для подзвучки. Поэтому не каждый пол подойдёт, даже если у вас не суперкрутое шоу. Можно танцевать на паркете и тонком линолеуме, как ни странно. На кафеле тоже можно, но звук получается чересчур металлический и сильно фонит. У нас были и курьёзные случаи, связанные с полом. Однажды нас пригласили выступить на каком-то корпоративном вечере. Мы тогда были неопытные и не оговаривали, что должно быть определённое покрытие. Когда приехали, то увидели, что весь пол застелен ковролином. Понятно, что на ковролине никаких ударов слышно не будет. Мы сгоняли в магазин, купили пару листов фанеры и cмогли спокойно танцевать. С этого момента мы, в своём роде, тоже стали «крутыми звёздами», которые ездят со своим собственным полом.

 

 

Чечётка — это импровизация или заученный ритм?

 

И то, и другое. Есть поставленные номера, а есть импровизация. Но импровизация — это сложнее. Первый шаг — выучить разные ритмические фигуры, и чем больше их будет — тем лучше. И только когда пройден этот шаг, можно приступать к варьированию ими и сочинению собственных ритмов. Иными словами, заученный ритм может существовать без импровизации, а импровизация без ритма — нет. Иначе это будут нелепые подёргивания, и не всегда в такт музыке.

 

Что делать, если не чувствуешь ритм?

 

Работать над этим. И заниматься в несколько раз больше. Я это понимаю, как никто другой. У меня не было чувства ритма. До поступления в театральную академию я занимался бальными танцами. Однажды мы выступали на конкурсе и танцевали румбу. Я не понимал, где первая доля, где вторая, и танцевал, как мог. Потом вдруг увидел, как другие пары вокруг считают мне почти вслух: «Раз–два–три–четыре, раз–два–три– четыре». Но я не мог понять и почувствовать, почему именно так, а не иначе. Впоследствии я начал заниматься шесть раз в неделю, в группе и индивидуально. И с чувством ритма стало всё в порядке. Потом я начал увлекаться степом, классической музыкой, и вскоре сам объяснял людям, как строятся сложные ритмы. Поэтому, отвечая на вопрос — «Что делать, если не чувствуешь ритм?», скажу: практиковаться как можно больше.

 

 

Есть ли люди из мира чечётки, кем вы восхищаетесь?

 

Да, их много. Мне очень нравится Джин Келли, Фред Астер, Очень люблю ирландские шоу, «Stomp». Кстати, много комбинаций для своих номеров  мы брали из фильмов с Джином Келли и Фредом Астером. Имён очень много, я, пожалуй, обобщу и скажу, какая степ-хореография мне нравится. Я люблю, когда соединяются разные жанры. Не просто люди делают что-то ногами, какие бы сложные ритмы они не отбивали, а когда присутствует дополнительная хореографическая постановка. 

 

 

Чему вас научила чечётка?

 

На самом деле я уже давно не танцую чечётку. Сейчас я занимаюсь театральными постановками и тренингами по искусству публичных выступлений. Но этот танец сыграл в моей жизни огромную роль. Это было не просто освоение ритма и нового направления. С чечётки началась моя профессиональная карьера. Первые концерты, первые заработанные деньги, и какая-никакая известность, пусть и в узких кругах. Поэтому спасибо вам за предложение вновь надеть степовские ботинки, ошалевшие от того, что к ним снова кто-то прикоснулся, и вспомнить все комбинации, которые мы разучивали аж 18 лет назад. Получил огромное удовольствие. Оказывается, тело всё помнит.