«Маленькие дети и их большие собаки»

Беседовала ИРИНА КОНВИССЕР

Фотографии АНДРЕЙ СЕЛИВЕРСТОВ

Андрей Селиверстов ещё в детстве много снимал на пленку, сам проявлял, печатал. И уже тогда тема собак стала одной из главных в его творчестве. Как профессиональный фотограф Андрей посвятил много времени экстерьерным фото­ и видеосъёмкам собак в рингах. А последние несколько лет Андрей занимается, в основном, художественной фотографией.

 

Недавно в издательстве Revodana вышла книга Андрея «Little Kids and Their Big Dogs» про дружбу детей и огромных собак — сенбернаров, леонбергеров, ньюфаундлендов, догов. «Именно» представляет несколько фотографий из этой книги.

Анна Малсуб — мама троих детей и «крёстная мама» питомника леонбергеров, огромных, пушистых собак, похожих на львов. Совсем недавно я заметила в социальных сетях посты Ани с потрясающими фотографиями Андрея Селиверстова. Её сын на прогулке с косматыми собаками, которые в следующее мгновение взлетают в воздух и превращаются в стремительный ворсистый шар на радость и веселье мальчику.

 

Фотографии настолько зацепили меня, что я решила пообщаться с Аней и узнать, как может молодая девушка удачно совмещать работу с большими собаками и заботу о трёх непоседливых малышах.

 

Аня, расскажи, пожалуйста, каким образом твои дети стали участниками фотопроекта «Маленькие дети и их большие собаки» Андрея Селиверстова.

 

Я работаю с питомником леонбергеров в Царском селе “Leonberger vom Zarendorf”. Собаки питомника снимались в серии фотокартин Андрея. Ему нужна была фотосъёмка с детьми и пригласили моего сына Артура. Он отработал на съёмке просто фантастически. И Андрей обратился с предложением продолжить съёмки, в том числе для обложки книги. До этого у Артура не было опыта съемок. Мы поехали в Александровский парк, и он показал сразу так много эмоций, что даже я этого не ожидала. Буквально за пять минут фотограф получил все те кадры, которые нужны. Моя Маруся тоже принимала участие в съёмках и проявила себя как настоящая актриса.

 

Хотела бы ты, чтобы твой сын в будущем работал в модельном бизнесе?

 

Сейчас это исключительно такое детское баловство. Я не пророчу ему карьеру фотомодели, но как пойдет. Он очень артистичный мальчик, шикарно двигается, фантастически танцует. Артист ещё тот! Если вы не знаете Артура, то вы моментально ему поверите: он умеет сыграть любую эмоцию. На последней съёмке он очень сильно стеснялся. Но ему сказали: «Артур, вот видишь фотографа, улыбнись ему». Он начал хохотать и настолько вошёл в состояние веселья, что забыл о стеснении. Ему вот говоришь: «Артур, смейся! Артур, удивись!» — и он это чётко делает. Этот артистизм я подметила с самого его рождения.

 

А Марика уже проявляет какие-­то свои таланты?

 

Я скажу, что она переплюнет своих братьев! (смеётся) Она просто фантастическая. Это я говорю не просто как её мама, а вполне объективно. Она такая девочка­девочка и на ровном месте выдает потрясающие эмоции. С ней, конечно, сложно работать на съёмках, так как она еще маленькая, стесняется в непривычной обстановке. Зато её легко увлечь. Она может даже ничего не говорить. Просто глазками своими посмотрит, волосы свои длинные вьющиеся поправит и всё, невозможно сопротивляться. Нереальная актриса, если она «в образе», то вкладывает туда всю себя. В пышной юбочке — она принцесса, в ванной — она русалка. Если в будущем она будет подходить к делу с головой — оставит своих братьев далеко позади. 

В нашем выпуске как раз затрагивается сложная тема детских желаний и нереализованных возможностей. Как заметить талант в ребенке, подхватить его начинание, помочь поверить в себя?

Призываю всех мам ориентироваться не на какие­-то свои несбывшиеся мечты, а посмотреть на ребёнка — он всё сам покажет: свои спортивные возможности или художественные таланты, или, может быть, у него есть все шансы в будущем стать гениальным физиком-­ядерщиком. 

Он обязательно проявит к чему­то интерес. Этот интерес надо поддержать.

 

Мы увидели, что Артур проявляет интерес к музыкальным инструментам. Мы не ищем простых путей и забираемся на самую высокую гору: отдали в детскую школу­студию при консерватории. В итоге через год он сказал, что не хочет больше заниматься. Однажды Артур удивил меня знанием творчества Майкла Джексона. Выучил танец под песню Thriller. Но это не значит, что мы побежали сразу готовить сына к танцевальным конкурсам. Мы пошли на брейк­данс и на ирландские танцы. Через две недели Артур сказал, что на ирландские танцы он ходить больше не будет, но брейк­данс полюбился.

 

Нужно давать ребенку возможность пробовать, но не принуждать его к занятиям. Ребенок не должен играть на пианино, потому что вы считаете, что музыка помогает развиваться. Если хочет, если нравится — пожалуйста! Не надо калечить ребенка, заставляя реализовывать ваши мечты. 

 

Дети дружат между собой?

 

У них любовь. Мы даже в детский сад их пока не хотим отдавать. Несколько раз водили Артура в сад, так Маруся очень скучала. У них общие игры, общие интересы. Думаем, что разводить их по разным группам будет не хорошо. Младший сын Валентин тоже присоединяется к их играм, хотя ему ещё нет года. Он ещё быстрее развивается, чем старшие. Артур ощущает себя, конечно, старшим братом. Он ответственно воспитывает сестру и брата: подсказывает, что надо утром поесть кашу или убрать за собой игрушки. 

 

Какие твои личные секреты взаимодействия со всеми членами «банды»? Как сделать так, чтобы три ребёнка комфортно чувствовали себя в семье, но при этом мама имела возможность заниматься своими делами?

 

Обязательно должен соблюдаться режим дня. Конечно, бывают исключения, когда мы к бабушкам едем, на дни рождения друзей, в театр. Меня спрашивают: «Аня, трое детей, как ты добилась порядка?». Всё просто: в девять вечера дети идут спать. В восемь вечера — в ванную, там они могут плескаться в воде целый час. Это наш ритуал. Когда есть ритуал, ребенку проще принять обязательные вещи. Так же, как ритуал проснуться и идти есть кашу. И всё это спокойно, без истерик.

 

В семьях, где родители не зацикливаются на своих проблемах, будут счастливые дети, с чувством юмора, адекватным отношением ко всему, что происходит.

Надо просто лишний раз подойти к ребенку, взять в охапку и затискать­-зацеловать, вместе побегать, вместе подурачиться. И вот через эту игру и проявления любви ребёнку проще объяснить правила поведения, какие поступки хорошие, а какие нет.

Если ребёнок сделал что-то не так, он это понял и больше не повторит. И он знает, что, несмотря на ошибку, родители всё равно его очень любят. Ребёнок должен чувствовать, что семья — единое целое. В семье бывают ссоры, куда уж без этого, но детей надо максимально отгородить. Нельзя с детьми разговаривать снисходительно или сюсюкать. Ребёнок с самого рождения — личность. Надо быть честным, открытым и относиться к нему как к полноценному члену общества. Мне в детстве никогда не разрешали говорить, если взрослые общаются. Но ребёнок не должен себя чувствовать вне круга. Он должен быть всегда в нём. Уметь молчать, внимательно слушать, но и иметь право сказать, пускай даже и забавное детское мнение, ведь «устами младенца глаголит истина».

С рождением детей ты не перестала заниматься своим делом?

 

Да, у меня ещё до их рождения было чёткое убеждение: мама, зацикленная только на домашней работе, не нужна ребёнку. Ему нужна активная, красивая, энергичная мама. Я видела среди своих знакомых примеры того, как мамочки закрываются от мира и зацикливаются на ребёнке, к сожалению, это не самые позитивные примеры. 

Я живу, строю карьеру и своё счастье. И я хочу, чтобы ребёнок, который пришел в этот мир, стал частью этого счастья. Я делаю всё, чтобы он адаптировался к моей жизни, а не я к его. Я люблю свою работу и люблю свою семью. И мне ничего не мешает удачно совмещать. 

У меня есть две помощницы, молодые девушки, которые занимаются с детьми, пока мы с мужем работаем. Муж мне помогает, потому что с этими «слониками»­леонбергерами мне одной не справиться. Он работает «психологом» для собак, а я в это время навожу красоту.

 

Расскажи, пожалуйста, о своей необычной профессии.

 

Это не столько профессия, сколько любимое дело. Все началось, когда я работала в салоне для собак и решила постричь своих ши­тцу. Попросила мастеров салона обучить меня, стала помогать. Потом уже рука набивается и начинаешь своим взглядом оценивать, как лучше стричь, что больше подходит той или иной породе. Но, несмотря на свою любовь ко всем собакам, я понимала, что работать с маленькими породами не хочу. И однажды в наш салон вошел Проша. Я увидела собаку, о которой мечтала всю свою жизнь. Леонбергеры — очень большие животные, а я тогда была на пятом месяце беременности. Но справилась, это был первый опыт с такой большой собакой. Позже решилась уйти из салона и работать с леонбергерами. Многие не верили, что у меня получится работать с тремя детьми. Конечно, поначалу было довольно тяжело, я ведь начинала с нуля. С основательницей питомника леонбергеров мы выработали систему, по которой я могла бы работать и параллельно обучаться стрижке такого типа шерсти. Мы выезжаем к нашим клиентам на дом, чаще всего за город, но работаем только с леонбергерами. У моего дела нет названия. Потому что груминг — это в салонах, а у нас уход за собакой в целом. Мы смеёмся, что я как крёстная мама. По первому зову — лечу туда.

Обладаешь ли ты знаниями в области ветеринарии?

 

Я не заканчивала ветеринарную академию, но имею понимание. Если я вижу, что собака изменилась, имеет какие­то признаки нездорового состояния, я говорю это хозяину, и уже он едет с собакой в клинику. Мы рекомендуем врачей, которые знают именно эту породу. Несколько раз бывало, что я замечала небольшие изменения в собаке и это помогало избежать серьёзных последствий.

 

Вернемся к фотопроекту Андрея Селиверстова. Ты участвовала в поиске собак на съёмку?

 

Леонбергеры, принимавшие участие в съемках Андрея — это семья питомника. Пиренейскую горную, которая снималась с Марусей, я нашла случайно. С комондором получилась интересная история. Андрей задумал обложку, и я предложила снимать именно комондора. Собака очень фактурная из­за этих удивительных «дредов» из шерсти, правильно они называются шнурами. Комондоров всего несколько особей в Петербурге. Я устроила большой поиск, случайно нашла Зевса, и случилось чудо, хозяева согласились.

 

Присутствуют ли кинологи на съёмках?

 

На съёмках достаточно присутствия хозяина, ведь хозяин и собака — единое целое. Но всё зависит от собаки. Допустим, комондор — животное довольно непредсказуемое, и нельзя делать контактных съемок с ребёнком не из семьи.


В таком случае собака снимается отдельно, а ребёнок — отдельно. А дальше уже Андрей творит своё профессиональное волшебство. То же самое относится к алабаям, среднерусской овчарке — это серьёзные собаки. Если же речь идёт о контактных собаках, как леонбергеры, с ними можно делать практически любые кадры.

Как ты относишься к идее заведения большой собаки в доме, где есть маленький ребёнок?

 

Я всеми руками «за». Собака воспитывает человека. Об этом говорят многие дрессировщики: прежде чем начать работу с собакой, они в первую очередь работают с её хозяином. Мой Артур с двух лет гуляет с собаками, ему очень нравится этот процесс: он гордо ведёт собак на поводке, потом может отпустить и побегать с мячиком с ними. Дети учатся не обижать, любить, заботиться о животных. Ребёнок учит командам, следит за безопасностью, учится ответственности. Особенно если вы живёте в загородном доме — заводите собаку! Необязательно заводить сторожевых псов как супер­охрану. Я работаю с леонбергерами и могу гарантировать: эти собаки никогда не обидят своих, никогда не укусят, они прекрасные няньки для детей. Надо обладать каким­то нереальным талантом, чтобы вывести леонбергера из себя. Но, тем не менее, они хорошо охраняют свою территорию, причём лучше это делают девочки, так как у собак матриархат. У них такой лай, что надо быть абсолютно отчаянным человеком, чтобы забраться к этим собакам. Недавно зашла на территорию без звонка, и Василиса (леонбергер питомника) понеслась ко мне из другого конца участка. Я знаю Васю, а она меня, но на долю секунды испытала ужас. Представляю страх человека, на которого бежит такая махина.

 

Правда ли, что сейчас наблюдается не такое породное разнообразие собак? Раньше, помню, на улице можно было встретить догов, терьеров, колли, пуделей и так далее.

 

Образ жизни людей сильно поменялся. Раньше туризм ограничивался, в основном, ближайшими направлениями. Сейчас много всего и всё хочется попробовать, были бы деньги. Если у вас большая собака, то с ней больше трудностей: её не с кем оставить. Надо находить специального человека, который будет за ней приглядывать. Люди, которые заводят больших собак, в основном, живут за городом. Также люди не хотят заводить сложных в содержании собак, редкие породы. Ну и мода, конечно: йорки стали столь популярны, что вытеснили тех же пуделей. Но колли на выставках много, просто люди содержат их в других условиях, всё меньше можно увидеть этих собак в городе.

 

Как найти именно свою собаку?

 

Прежде чем завести собаку, узнайте, для чего она была выведена. Если собака была призвана пасти овец, то она может проявлять иногда не самые семейные качества. Лучше всего при выборе думать больше не о том, подойдет ли вам данная порода, а подойдет ли вам конкретная собака. Нет единого образца, по которому выращиваются собаки, они все индивидуальны. Каждая собака со своим характером, и секрет прекрасных взаимоотношений прост. Тут, как с детьми, не поленитесь, погуляйте со своей собакой, проводите с ней время, почешите за ушком, дайте вкусняшку, пять тысяч раз скажите «я тебя люблю» — они всё понимают, всё чувствуют. Я видела очень много преображений собак и их хозяев. Как только хозяин начинал меняться в отношении своей собаки, она преображалась, успокаивалась, становилась красивой и счастливой. Все удивляются, почему у нас в питомнике такие классные собаки, да потому что мы души в них не чаем.

Книга «Little Kids and Their Big Dogs»: