куклы детям не игрушка?

Восхищалась ВЕРОНИКА МАКСИМОВА

Фотографии из архива НАТАЛЬИ ФИЛИНОВОЙ

Кукла является частью культуры и жизни человека ещё со времен Древнего Египта. Именно там, около четырех тысяч лет назад, были обнаружены первые куклы. Конечно, по внешнему виду они колоссально отличались от современных, да и предназначение их было другим. Кукол в то время использовали как погребальный дар усопшему. Кукол наделяли мистическими качествами, в некоторых культурах и вовсе запрещали, считая кощунственным искажением человеческого облика. А, например, во Франции к куклам относились с любовью, создавая для фарфоровых красавиц целые гардеробы великолепных нарядов и аксессуаров. С приходом технического прогресса куклы стали штампованными, клишированными. Пропала индивидуальность и теплота человеческих рук. К счастью, в XX веке интерес к авторским изделиям возвращается, и такое явление, как авторская кукла, расцветает и активно развивается. Солнечная Наталья Филинова — мастер по созданию авторской куклы и преподаватель Санкт­-Петербургской «Школы авторской куклы» — рассказала нашей редакции о том, как создаются авторские произведения и что делать, чтобы создать что-­то действительно стоящее.

Расскажите, с чего начинался ваш путь?

 

До поступления в СПБГУКиТ я занималась разными видами деятельности: окончила школу с музыкальным уклоном, художественную школу, занималась классическим рисунком и живописью, сочиняла музыку, рисовала комиксы, писала книги. Кукол делаю сколько себя помню: вдохновителями были Джим Хенсон (создатель «Маппет-­шоу» — прим. ред.) и художник Брайан Фрауд. Из всего этого многообразия нужно было что­-то выбрать, и меня заинтересовала мультипликация, поскольку этот жанр искусства синтетический, в нем соединяются разные виды творчества. Но, к сожалению, отношение к мультипликации у нас всё ещё консервативное. Считается, что это «детское», поэтому пришлось сменить профессию. Так, по счастливой случайности, я позвонила в только что открывшуюся петербургскую «Школу Авторской Куклы» и пошла на курсы в первую же группу к Ире Дейнеко. Тут я и осталась работать кукольным мастером и преподавателем. Случилось это ровно 10 лет назад, в конце ноября 2006 года.

 

 

Насколько вообще обширно сообщество людей, профессионально занимающихся созданием авторской игрушки? Какие страны преуспели в этом плане больше?

 

Насколько я знаю, по размаху кукольное мастерство сравнимо с Голливудом. Профессионалов — тысячи, поклонников — миллионы. Россия явно лидирует в этом искусстве наравне с Японией и Европой (в частности, Голландией и Германией). Меньше это творчество развито, как ни странно, в США, где активно разрабатывается полимерная глина для кукол.

 

 

Вы являетесь участником впечатляюще большого числа фестивалей, выставок и конкурсов среди создателей авторской куклы, расскажите про них подробнее.

 

Фестивали и выставки проходят постоянно во всех уголках мира, от Италии до Африки. Например, только что одна из моих кукол вернулась из путешествия по Испании, где проходили так называемые «Русские вечера». В России, мне кажется, наиболее интересны московские выставки. Я же предпочитаю выставляться в родном городе. Любимая международная выставка — «Время кукол», проходящая в Союзе Художников Петербурга. В декабре состоится очередная экспозиция, где я буду выставлять новые работы и, надеюсь, снова стану членом жюри. Также у нас часто проходят частные выставки в Музее этнографии, Музее микро-миниатюры «Русский Левша» и в различных галереях. Ещё я готовлю большую выставку по мотивам русских мифов и сказок. Работа кипит.

 

 

Людей привлекает то, чем вы занимаетесь. Как вы считаете, почему?

 

Люди приобретают арт-­объекты по разным причинам. Ради эстетического удовольствия и украшения своего дома. Ко мне часто приходят заказы на портретные куклы, себя или известных писателей, актёров. К сожалению, в массовом сознании до сих пор существует некое недопонимание того, что такое «авторская кукла». Считается, что это какая-­то игрушка, «поделка». Но авторская кукла — это новый вид искусства, а точнее, скульптуры, при создании которой используются разные материалы.

 

 

Как вы относитесь к коллекционированию авторских кукол?

 

Коллекционеров огромное количество. У меня есть своя база клиентов. Некоторые люди коллекционируют кукол много лет, под них покупаются отдельные квартиры, переделываются дачи. Зачастую люди «заболевают», только раз посетив выставку. Опять­-таки, жанров в этом виде искусства множество, каждый выбирает что-­то для себя. Коллекционирование — часть жизни практически каждого человека. Я коллекционирую фильмы и альбомы с иллюстрациями, но вот кукол не собираю, иначе мой дом просто лопнул бы от них.

 

 

А для кого ещё создаются все эти шедевры?

 

Думаю, что истинное произведение искусства делается не для «кого­-то», а по требованию души мастера. Если зритель откликнулся на твоё творение, если её не жалко выставить, продать, нужно это обязательно сделать и идти дальше.

 

 

А что конкретно вы передаёте через свои работы?

 

Мои работы — всегда истории. Истории моей жизни, моих переживаний и наблюдений. Стараюсь всегда выразить что-­то новое. Любовь потерянная, любовь обретённая, счастье творчества, общения, эпатаж, самоирония и постоянное удивление миру. Люблю копировать чужие картины. Не ради плагиата и пиара за счёт великих художников. Для меня это способ анализа картины, возможность её пощупать, рассмотреть со всех сторон.

 

 

Верите ли вы во всю эту мистику и таинственные истории, которыми окутаны куклы?

 

Это всё ерунда. Мистическими силами их наделяют сами люди. Если во что­-то веришь, оно случается. Я работала и над ангелами, и над Воландом, и никаких мистических проявлений во время процесса не было. Правда, когда работала над Чарли Чаплином для Константина Райкина, со стены упала картина и часы пошли в обратном направлении, но это могло быть совпадением. В суеверия и приметы я не верю.

 

 

Есть ли персонажи, которых вам нравится создавать больше остальных?

 

Да, я очень люблю лепить старые лица. Грустно смотреть, как люди, так прекрасно стареющие, пытаются делать операции, молодиться. Считаю, что старость нужно уважать не только за накопленный жизненный опыт, но и за её особую красоту. Ещё меня очень радуют фактурные мужские лица, характерные персонажи. И, прежде всего, я мастер сказочного жанра. А вот образы гламурных девушек не особо мне интересны. Таких кукол сейчас очень много, рынок буквально переполнен ими. Приятно смотреть на хорошенькое личико, но в творчестве хочется наблюдать разнообразие, пробовать новое.

 

 

И напоследок, скажите что­-нибудь вдохновляющее начинающим мастерам.

 

Если у меня и есть какая-­то ценная мысль, что-то вроде девиза, то она звучит так: «Чтобы что-­то сделать, надо что­-то ДЕЛАТЬ». Ни позитивный настрой, ни мифическое вдохновение, ни отговорки, ни мысли в стиле «страшно начать» не помогут изменить вашу жизнь к лучшему. Считаю, что надо работать, уважая все формы жизни и изучать мир вокруг и внутри себя.