ювелирно

Создавала красоту, беседовала и фотографировала ИРИНА КОНВИССЕР

Ювелирное дело испокон веков считалось прерогативой самых искусных мастеров. Карл и Густав Фаберже, Рене Лалик, Чарльз Льюис Тиффани, Луи Картье, Андрей Ананов и другие всемирно известные мастера воспринимаются нами как волшебники от Бога, способные из руды и необработанных камней сотворить настоящие сокровища, достойные императоров. Кажется немыслимым, что руки самого обычного человека, а вовсе не потомственного ювелира, могут прикасаться к драгоценным металлам и камням и даже создавать произведения искусства. К великой радости мечтательных, но деятельных романтиков в Санкт­-Петербурге существует мастерская KOFS Jewellery.

Основатель мастерской Яна не только заставляет девичьи сердца биться сильнее в предвкушении обладания чудесным колечком с «веточками» или кулоном с птичкой, но и обучает ювелирному ремеслу всех желающих!

 

 

Яна, расскажите о вашем творческом пути. Кто вы по образованию? Проходили ли дополнительное обучение ювелирному делу, если да, то где и у кого учились?

 

По первому образованию я закончила специальность "Международные отношения", из меня должен был получиться дипломат, но я сделала всё, чтобы заниматься ювелирным делом. Первое знакомство с этим искусством произошло, когда я была школьницей и жила в Германии, по школьной программе необходимо было пройти трехнедельную практику, выбрав для себя будущую профессию. Было безумно интересно, но я тогда не до конца видимо осознавала, чего же хочу. Поэтому, спустя годы я возвращалась в Германию, чтобы получить второе образование уже непосредственно в ювелирном деле.

 

 

Как переводится название студии KOFS Jewellery?

 

KOFS это заглавные буквы четырёх городов, которые сыграли большую роль в моей жизни. К— это Киев, там прошла большая часть моей жизни, мое детство и юность, О — Омск, там я родилась, Ф — Франкфурт­-на-­Майне, там я училась и прожила 4 года, С — Санкт-­Петербург, город куда я переехала, который научил меня многому и дал мне толчок к созданию собственного дела.

 

 

 

Как бы вы охарактеризовали стиль своих работ в данный момент? Так сложилось с самого начала или раньше другие идеи воплощались в ваших изделиях?

 

С самого начала меня привлекали природные формы и разные фактуры. Стиль с годами стал меняться, раньше я делала более крупные и массивные украшения, сейчас более изящные, но веточки, фактура под кору дерева и флористические мотивы остаются неизменными.

 

 

 

С какими материалами вы лично предпочитаете работать?

 

Люблю серебро — оно благодарный материал в работе.

 

 

В чем вы черпаете свое вдохновение?

 

Природа — это главный вдохновитель, ведь самое прекрасное и необычное создано ей уже давно. Звучит очень банально, зато честно. Вдохновить могут самые обычные вещи: какие-­то растения, рельеф гор или подводный мир. Иногда даже прогуливаясь по городу, стоит поднять голову и увидеть на фасадах зданий интересную фактуру, которую непременно захочется воплотить в серебре.

Кого из всемирно известных мастеров вы почитаете, чьи работы служат своего рода примером?

 

Ещё в детстве мне попала в руки книга о Дрезденском музее, в котором собраны коллекции

украшений и предметов интерьера в период от Ренессанса до классицизма. Книга оставила неизгладимое впечатление, восхищаюсь этими работами до сих пор. А из современников очень нравится дизайнер­-ювелир Тео Феннел, его смело можно назвать британским Фаберже.

 

 

Какие качества мастера важнее всего в профессии ювелира?

 

Терпение, усидчивость и желание никогда не стоять на месте.

 

 

Как появилась идея организовать школу ювелирного дела? Какие у вас планы на будущее?

 

Все произошло очень спонтанно, два с половиной года назад меня попросили провести мастер-­класс и потом все пошло само собой. До открытия своей мастерской я давала мастер­классы в различных творческих студиях Петербурга, а теперь регулярно провожу их в своей мастерской на Большой Конюшенной. О планах на будущее привыкла молчать, иначе все происходит не так, как задумала, отчасти я суеверный человек.

 

 

Как вы считаете, спрос на произведения ручного труда возрастает или идет на спад? Есть ли разница в отношении к ручному труду за рубежом и в России?

 

Разница определенно есть. За рубежом всегда с большим восхищением, уважением и трепетом относятся к ручному труду, чем в России, например. Но, к счастью, сейчас эта тенденция меняется, и люди иначе смотрят на изделия сделанные вручную. Мне кажется, именно сейчас мы можем наблюдать как раз спрос на штучный товар. Даже в своей работе я часто сталкиваюсь с запросами сделать что­-то особенное и эксклюзивное. Клиенты обращаются со своими эскизами, и я с радостью создаю для них украшения в единственном экземпляре.

 

 

Какие рекомендации вы бы дали ученику, который хотел бы превратить ювелирное дело из хобби в профессию?

 

Основываясь на своем опыте, могу сказать, что самое главное, это ежедневный труд, постоянное развитие своих навыков. Важно не только качественно сделать украшение, важно найти свой стиль, то, что может зацепить не только тебя, но и других. Сейчас много однотипных украшений, важно не потеряться в этом потоке, не копировать чужое, создавать что­то особенное и тогда успех не заставит себя ждать.

 

 

Назовите свои личные «места силы» в Петербурге, где вы заряжаетесь энергией и вдохновляетесь на новые творческие подвиги.

 

Когда мне хочется отдохнуть от суеты и собраться с мыслями я еду на Финский залив, где минимум людей и можно побродить по камням и пляжам. Хочется единения с природой, там я нахожу баланс, ведь создание украшений это не просто легкий и увлекательный творческий процесс, это ежедневный труд в котором тоже присутствует рутина. В Петербурге такое место мне ещё заменяет Фонтанка, там мне тоже хорошо думается и дышится.

Мастерская Яны оборудована всем необходимым для работы и обучения: удобные верстаки, снабженные мешками для сбора мусора, наковальни, отдельный стол для плавки металла, а также большое разнообразие инструментов: молотки, плоскогубцы, напильники, ножницы по металлу, лобзики, бормашины — все то, что необходимо для работы ювелира.

Я пришла на первое занятие по базовым техникам курса современного ювелирного дела в трепетном предвкушении волшебства. И меня даже охватило волнение, справлюсь ли я, ведь никогда подобным раньше не занималась. Наслышана, что ювелирное дело — весьма трудоемкий процесс, где в первую очередь необходимы твердая рука и острый взгляд, а только потом воображение и художественные таланты. Но для того и существуют мастер­классы и курсы, чтобы научить самых неумелых. Месячный курс подходит для новичков и создан для того, чтобы приобрести не только базовые знания в ювелирном деле, но и более углубленные.

 

Итак, на большом столе в мастерской KOFS Jewellery разложены инструменты, маняще поблескивают пластинки металлов: бронзы, латуни и нейзильбера. И если с первыми двумя я раньше встречалась, то название третьего слышала первый раз. В переводе с немецкого нейзильбер — «новое серебро». Это сплав меди, никеля и цинка, обладающий серебристым цветом. Несмотря на то, что я обычно ношу серебро, в этот раз мне захотелось поработать именно с желтым металлом — латунью и медью.  

 

На первом занятии мы могли попробовать создать что-­то простое. Мой выбор пал на кольцо. Яна рассказала, каким образом нужно рассчитать длину металлической заготовки для того, чтобы получить изделие определенного размера. Для этого мы измеряли наши пальчики специальными пластиковыми пальцемерами, представляющие собой кольца с нанесенными на них размерами. Второй способ — это измерить уже имеющееся у вас кольцо с помощью кольцемера — металлического конуса с нанесенными на него рисками. Далее нужно вычислить размер изделия с помощью специальной таблицы, которая учитывает вид и толщину. После чего нужно наметить на металле полоску нужной нам длины и ширины. Забегая вперед скажу, что мое колечко получилось меньше желаемого, но, учитывая первый опыт, думаю это простительно.

 

Мы заправили тоненькие пилочки в лобзики и принялись выпиливать из листа металла нужные нам заготовки. Мне нужна была ровная полоска примерно шириной 5,5 мм и длиной около 1 см. Ровная — это ключевое слово. Но не тут­-то было, металл сопротивлялся, пилка вела себя своенравно, и периодически рвалась, издавая тонкий писк, только один лобзик держал напор моих неловких рук. Ну ладно, полоска получилась художественно­-волнистая. Пускай так. Теперь-­то вся группа вздохнула с облегчением и пониманием, почему мы тренируемся на простых металлах, а не на драгоценных.

 

Далее ждало новое испытание. В моей голове зародилась идея декоративного элемента на кольце в виде птички, летящей к своему гнезду. Старательно выпиливая птичку из меди, поглядывала на сосредоточенные лица других участниц курса, все явно задумали сразу создать шедевр. Это и понятно, хочется тут же научиться создавать такие же тонкие работы, как у Яны.

 

Гнездо сделала из небольшого кусочка низильбера круглой формы. Для того, чтобы придать заготовке выпуклую форму, мы используем анку и пунзеля — металлический куб с «ямками» нужной величины и металлические палочки с шарообразными наконечниками тоже разного размера. Нужно положить пластинку металла в анку и с помощью молотка ударять по пунзелям, постепенно переходя от большего диаметра шарика к меньшему. Яйцами в гнезде послужили микроскопические кусочки меди и латуни.

 

Некоторые ученицы захотели придать фактурную поверхность своим кольцам. Яна рассказала, как это можно сделать с помощью пресса и обычной наждачной бумаги. Надо всего лишь приложить наждак к металлической пластине и пропустить через пресс. Так можно экспериментировать и с мягким металлом, и с твердой корой дерева, и с другими фактурными материалами, которые могут оставить след на вашей заготовке.

 

Пришло время придать моей полоске форму кольца. Но сначала необходимо приварить все декоративные элементы. Яна показывает, как нанести на поверхность пластинки припой. Это специальный состав, состоящий на 60% из серебра, а остальное — это медь и флюс. Поле чего с помощью газовой горелки накаляется металл, состав расплавляется и два элемента надежно привариваются друг к другу. Тот же принцип действия и при соединении двух краев пластинки в кольцо.

 

Кольцо стало совершенно черное после нагревания, и для того, чтобы предварительно очистить металл от окала, я опускаю его в отбел. После чего надеваю кольцо на деревянный ригель и приступаю к первому этапу шлифовки.

 

Здесь уже в ход идет бормашина с наждачной насадкой. Поверхность кольца постепенно еще больше очищается от окала и становится блестящей, но ребристой. В этом, конечно, что­-то есть, но по моей задумке кольцо все­таки должно быть гладким, поэтому мне необходимо его отполировать. Для этого я использую другие полировочные насадки для бормашины и специальную пасту. Я работаю как с наружной, так и с внутренней поверхностью кольца, прохожусь по ребру, более тонкими насадками полирую мелкие декоративные элементы.

И вот, результатом всех усилий явилось симпатичное колечко из латуни с декоративным элементом в виде птички, летящей к своему гнезду.

Довольные лица других участниц, творческий азарт и блеск в их глазах свидетельствуют о том, что они тоже открыли в себе таланты, возможно, дремавшие до этого занятия. Все фотографируют свои изделия и, судя по уточняющим вопросам о следующем занятии, им не терпится продолжить.

 

С радостью и гордостью констатирую, что мой первый ювелирный опыт прошел удачно. Все сомнения и неуверенность были замещены удовольствием создания своего собственного маленького шедевра под чутким руководством мастера. Два с половиной часа кропотливой увлеченной работы пролетели незаметно, и теперь хочется продолжать. У Яны запланированы далее по программе занятия по восковому моделированию, ювелирному литью, креплению камней, созданию кольца или подвески по собственному дизайну.

 

Рекомендую всем творческим натурам прикоснуться к древнему ремеслу и, кто знает, может быть, это настолько сильно перевернет вашу жизнь, а мир обретет нового ювелирного гения с вашей фамилией.