ПРИГОТОВИТЬ. СНЯТЬ. СЪЕСТЬ.

Беседовала ИРИНА КОНВИССЕР
Фотографии личный архив АСИ НУРУЛЛИНОЙ

Полупрозрачная манящая корочка на курице, капли соуса на тарелке, в который обязательно хочется что-то обмакнуть — пускай даже собственный палец. Надломленная глазурь торта по следу от ножа, карамельного цвета белковые завитки и едва уловимые ворсинки на ягодах малины. Хруст панировки, аромат базилика, блеск сладкого сока на разрезе нектарина.  Вкус, аромат, цвет, форма, текстура, температура и даже звук — всё это ощущаешь только лишь взглянув на фотографии Аси Нуруллиной

Ты совмещаешь в своей деятельности кулинарное мастерство, искусство фотографии и, я бы сказала, искусство вообще. Каждая твоя фотография прежде всего — натюрморт. Это врожденные таланты или ты где-то училась? Если училась, то как — всему сразу или по отдельности?

 

Это правда, я действительно воспринимаю фуд-фотографию как создание натюрморта, поэтому живописные референсы для меня важны точно не меньше, чем кулинария. По образованию я историк русского искусства, закончила СПбГУ. Отсюда, наверное, мой интерес к формальным составляющим фотографии — световому рисунку, цвету, композиции.

 

Несколько лет я проучилась на режиссуре кино в Санкт-Петербургской академии театрального искусства, и это помогло мне понять, что любой проект никогда не рождается целым, а растёт из частей; что он может быть воплощён в разных жанрах; что идеи не однобитны, а мелкие детали создают тот самый стиль и атмосферу, которую чувствует зритель. В кулинарном плане я самоучка, но у меня есть внимательный учитель — мой муж. Я часто мечтаю о том, чтобы он оформлял мне блюда для съёмки — он делает это точно лучше меня.


 

Что родилось раньше: страсть к фотографии или к кулинарии?

 

Я вообще никогда не любила готовить. Кулинария стала таким романтическим моментом моего взросления. Я снимала комнату, училась, делала себе салатик из тёртой морковки и яблочка, а в хорошие дни — сыра. На горизонте возник будущий муж и сказал: «Завтра готовим лазанью». Пришлось погуглить. Оказалось, что мне просто не нравилась советская кухня моей семьи, и что из тех же продуктов можно сделать гораздо более интересные вкусовые сочетания.

 

Фотографировать я начала с 12 лет, с кружка "Силуэт" в Аничковом дворце, где нас учили проявлять плёнку и печатать снимки. Перейти на цифру я смогла уже только во взрослом возрасте. Это было неудобно и странно — казалось, что я никак не могу воссоздать плёночную атмосферность. На плёнку снимать гораздо легче. И с естественным светом работать проще, чем со студийным. Зато меньше случайностей.

 

 

Правильно ли я понимаю, что ты можешь назвать себя не только фуд-фотографом, но и фуд-стилистом? Возможно ли первое без второго? Приходилось ли тебе быть именно фуд-стилистом? Допустим, в ресторанах?

 

Я работаю и как фуд-стилист, иногда вместе с другими фотографами. Снимать, не зная о фуд-стайлинге, можно только для ресторанов — там за тебя эту работу делают мастера на кухне, а им лучше не помогать. Когда же фотографируешь товар для упаковки или работаешь с готовыми продуктами, нужно уметь оформлять. Важно понимать, что фуд- стайлинг — это не выкладка предметов в большие композиции в жанре Flat Lay для Инстаграма. Это больше про приготовление блюда или товара непосредственно для фотосъемки: корректировка цвета, консистенции, объема. Я стараюсь не использовать химию, но иногда без неё не обойтись, и такие продукты есть нельзя.

 

 

Расскажи об особенностях процесса: про еду, текстуры, цвет, форму. Можно ли с помощью фотографии передать аромат и вкус?

 

В большинстве случаев съёмки делятся на два вида — либо ты снимаешь про атмосферу, либо про рецепт и состав конкретного блюда. Первый вид, конечно, предполагает более творческий подход. Я часто отталкиваюсь от цветовой гаммы «модели», затем подбираю фон, ориентируясь на цвет и фактуру, выставляю световой рисунок, а дальше, в зависимости от стилистики, добавляю какие- то детали. И тогда я думаю не столько о том, чтобы у зрителя потекли слюнки, сколько о самой атмосфере. Мы ведь часто покупаем или готовим не потому, что голодны, а из желания устроить праздник, испечь что-то домашнее и уютное или намешать оригинальный коктейль. А если нужно именно передать вкус и консистенцию, то это как раз больше про фуд-стайлинг. Здесь уже техническая задача. Есть много книг, которые учат работать с конкретным типом продуктов для фотосъёмки. Чтобы на фотографии мясо не теряло блеск, а зелень выглядела свежей.

Какие дополнительные элементы необходимы (желательны) в кадре: посуда, приборы, скатерти и т. д.? Есть ли сложности с реквизитом у нас в Петербурге, легко ли достать красивые вещи?

 

В последнее время я использую всё меньше реквизита в кадре. Раньше мне было интересно складывать композицию, а сейчас я фокусируюсь на характере освещения. У меня очень много фонов, и я всё пытаюсь их как-то группировать, чтобы они не поглощали мою квартиру. Но сама всё чаще снимаю на ткани или на металле. Сейчас ещё в моде рыхлые штукатурные фоны, сложно окрашенные в несколько цветов, с градиентами. Только, мне кажется, эта мода скоро уйдет. Я сама их использую, но такой фон — всегда маркер искусственности, нарочитости картинки. Хочется же чувствовать живую историю.


Реквизит для съёмок я чаще всего покупаю не в России, хотя тут его тоже достаточно. Сейчас много ребят делают ручную керамику, есть магазины посуды с необычным дизайном. Но у нас он стоит совершенно не оправданных денег — в Европе те же тарелки можно купить на барахолке за два евро. И они будут выглядеть в кадре гораздо интереснее, нежели какая-нибудь Zara Home. Ручную керамику я всегда заказываю у Юлии Ядыкиной, она мой любимый мастер. Большинство нежных неровных мисочек на моих фотографиях — это её рук дело. Я думаю, не стоит зацикливаться на реквизите.

 

 

Какие тренды в фуд-фотографии есть сейчас? Есть ли вообще мода на те или иные блюда?

 

Мне сложно говорить про моду в фуд-фотографии. Мода всегда имеет адресата. Среди заказчиков в Петербурге модно одно, а в американских блогах — уже другое. Параллельно могут существовать разные тенденции, когда один мастер делает крутые коллажи на тему бургеров, другой — живописный минимализм а-ля Голландия XVII века, а третий — бесконечный поток летящих брызг и ягод. Нужно просто искать свою аудиторию.

 

 

Самая, на твой взгляд, фотогеничная и самая нефотогеничная еда? Что ты любишь снимать, а что нет?

 

Мне интересно снимать практически любые блюда, я люблю сам процесс — когда из рецепта вырастает история и затем появляется картинка. Это как у Эйзентшейна, когда одна и та же мизансцена разворачивается сначала драма, а потом как комедия. Всё можно снять очень по-разному, самое интересное — выбирать. Мне иногда неловко, что я такие важные темы использую в рекламной фотосъёмке еды. Честно говоря, жанр фуд-фотографии какой- то маргинальный. Если ты скажешь, что это искусство, придёт орда ребят, снимающих обнажёнку на фоне ковра в хрущёвке, и начнёт плеваться (а они работают, между прочим, в музейном контексте). Но любой фуд-фотограф ответит, что он художник, и даже глазом не моргнёт. Натюрморт в последние столетия даже в живописи был скорее учебным, экспериментальным жанром.

 

 

Какой эффект должны произвести фотографии на зрителя? Вызвать эмоции, желание?

 

Для меня самый лучший эффект фуд-фотографии — это повышение осознанности в рутинных делах. Люди привыкли обращать внимание только на то, что видно другим, а дома они едят чебупели в кровати. Но мы же хотим, чтобы наша жизнь была счастливой, красивой и интересной не только тогда, когда выходим из комнаты. Поэтому нужно вкладывать энергию и вдохновение ещё и в свой завтрак, а не только в работу или внешний вид. Для меня фуд- фотография — это про внимание к настоящему моменту, каждому моменту. Классные снимки еды создают такой эффект.

 

 

Я вижу, ты часто готовишь. Ну и снимаешь так, что у подписчиков слюни текут)) Расскажи о твоих личных гастрономических предпочтениях. Есть ли для тебя азарт в готовке?

 

Я люблю готовить ужины — когда на целый день, когда можно продумывать порядок блюд, их сочетания. Здесь есть спортивный интерес — всё успеть, и при этом спланировать так, чтобы не убиться в процессе. Последняя моя любовь — книга Йотама Оттоленги и Сами Тамими «Иерусалим» о еврейской кухне. Это очень близкая мне по духу еда, её легко делать и легко покупать продукты, она мне кажется какой-то очень естественной.

 

 

Как вкусно готовить, красиво снимать, есть (Ася в своём Инстаграме часто использует хэштег #яэтосъелапростите – прим. ред.) и не толстеть?

 

Самое азартное в готовке — выпечка. Я очень люблю запах дрожжевого теста в квартире. Вообще, от свежей булки я никогда не смогла бы полностью отказаться. Но я не думаю, что те, кто часто готовит просто для себя, должны закончить жизнь, не помещаясь в гробу. Скорее, наоборот — чем вкуснее ты ешь, тем придирчивее ты становишься к каждому блюду и тем меньше джанк фуда тебе нужно в жизни. Хорошая еда ведёт к разборчивости и красоте во всём.

 

 

Твоё последнее неожиданное гастрономическое открытие? Может быть, в поездках?

 

Самое последнее моё гастрономическое открытие — японский рамен. Я ела его много раз, но готовить сама начала только недавно. Не самый быстрый процесс, но в зимнее воскресенье — самое оно.