другой театр кукол

Автор ПОЛИНА КОРЫХАЛОВА

Фотографии предоставлены пресс-службой БТК

Театр кукол. Дети, Петрушка, ширма. Дети, Петрушка, ширма... Ничего не забыли? На самом деле, кукольные театры давно ушли от этих стереотипов, но успевает ли за ними аудитория? Мы поговорили с представителями Большого театра кукол, чтобы понять, какой театр кукол актуален сегодня, как он изменился со времён нашего детства и что предлагает БТК взрослой аудитории. 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. КУКЛА УХОДИТ СО СЦЕНЫ

 

Занавес. Сцена. Луч прожектора падает на марионетку. Кукла начинает размахивать руками, как крыльями. Вдруг из-за занавеса выходит кукловод. Он дёргает за ниточки, которые привязаны к каждой частитела куклы. Она поддаётся его ловким движениям: кукловод идёт влево —она следует за ним, кукловод идёт вправо — она опять следует за ним. Он вздёргивает руки марионетки вверх, как будто она сейчас взлетит. Кукловод отпускает нити — кукла падает. Она неподвижно лежит и ждёт следующего номера. Но вместо этого её уносят за кулисы — кукла уходит со сцены. Кукловод достаёт спичечный коробок, который зажигается в его руках не от огня, а от света софитов как новый главный герой представления. Это предметный театр, но это всё ещё кукольный театр. Дальше кукловод отбрасывает коробок в сторону и остаётся на сцене совершенно один. Теперь он сам ведёт себя как кукла. Он играет на сцене, но не по системе Станиславского. Он не драматический актёр, он актёр театра кукол. Его существование на сцене кукольно, он показывает это своей пластикой. Он больше не несёт ответственность ни за свою куклу, ни за свои собственные поступки. И это тоже театр кукол.

 

Поразительно, что в современном театре кукол сама кукла со сцены ушла, но её черты перешли актеру. Конечно, кукла участвует во многих спектаклях, но иногда её заменяет предмет или сам актер. Сегодняшний театр кукол — это не только Петрушка в колпаке.

 

Большой театр кукол в Санкт-Петербурге считается одним из самых новаторских. Здесь можно посмотреть и классические детские сказки с куклами вроде «Конька-Горбунка» или «Морозко», и метафоричный бессловесный спектакль на ветхозаветную тему «Песнь Песней», и построенный исключительно на пластике актёров «Екклесиаст», и трогательную лирическую клоунаду «Небо в чемодане, или Цуцики в ночи». С куклами или без, БТК отказывается следовать стереотипам. Он удивляет зрителей яркими постановками, смелыми идеями, неожиданными сюжетами, и воспитывает в них восприятие совершенного другого, для многих непривычного, кукольного театра. 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ. ДЕТИ УХОДЯТ, ДЕТИ ОСТАЮТСЯ

 

В БТК считают: главное, что необходимо знать о современном театре кукол, — он не только для детей и в нём играют не только куклы. Но большая часть потенциальной аудитории не знает этого и поэтому не ходит в кукольные театры.

 

Театр кукол, как и любой вид искусства, не стоит на месте, он расширяет свои границы и взаимодействует с драматическим, с пластическим, с музыкальным театром. Для БТК важно не только показывать разный театр, но и наладить понимание со своим зрителем.

 

Для этого был организован «БТК-ФЕСТ: Театр актуальных кукол» — фестиваль, который показывает актуальный театр кукол. Он становится для зрителя своего рода обозрением. «БТК-ФЕСТ» проходит каждую осень под определённой тематикой. В прошлом году, например, был цирк. Театры-участники показывали спектакли, соединившие театр куклы и цирковое искусство. Сам БТК показал тогда лирическую клоунаду «Небо в чемодане, или Цуцики в ночи». На фестивале можно было увидеть как неклассические спектакли, так и вполне традиционного петрушечника. Публике до сих пор интересна эта дерзкая кукла, которая всевозможными способами борется со своими врагами.

 

От такого разнообразия спектаклей недоумевают даже театральные критики — некоторые из них не назовут происходящее театром кукол.

 

Представьте, что вы сидите за столом. На столе лежат какие-то вещи: блокнот, ручка, телефон, лампа — да всё, что угодно. Из этого всего вы тоже можете поставить спектакль. Кто знает, может быть, и вы попадёте на фестиваль. Такое представление больше похоже на театр предмета или театр объекта. Это название сегодня предлагают многие критики. Но предметом, как и куклой, управляет актёр. Поэтому театр кукол вбирает в себя понятие театра предмета. Он синтезирует в себе разные виды театров и других искусств. Большинство режиссёров считают, что предмет — та же кукла, только видоизмененная.

 

Участники «БТК-ФЕСТа» приезжают в основном из-за рубежа. Арт-директор фестиваля Анна Иванова-Брашинская живёт за границей, ездит там по премьерам кукольных театров и приглашает самые интересные коллективы в Санкт-Петербург. Российские театры кукол тоже можно посмотреть на «БТК-ФЕСТе». Если театр готов поделиться своими открытиями, новыми идеями, то их здесь с радостью ждут.

 

В конце января этого года прошла презентация интернет-портала «Театр актуальных кукол России» — другого крупного проекта, организованного БТК. На ресурсе можно найти список всех кукольных театров страны, видеозаписи наиболее значимых спектаклей, а также информацию о тех режиссерах, которые находятся на передовой. Благодаря проекту аудитория может узнать о современном, разнообразном, новом театре кукол, а иностранные продюсеры могут увидеть спектакли, которые стоит пригласить на свои фестивали. Эта идея зародилась еще во время «БТК-ФЕСТа», где продюсеры из разных стран могли посмотреть российские спектакли на специально организованном «Pitercase». Кроме того, в рамках проекта выходит двуязычный журнал «Невропаст» (невропаст — древнегреческое название артиста-кукольника). Несмотря на свою узкую направленность, журнал распространяется не только среди профессионального сообщества. Лёгкий язык, интересные темы, красочная вёрстка понравитсяи простому зрителю. Проект «Театр актуальных кукол России» становится отличной площадкой обмена опытом среди профессионального сообщества.

 

У БТК есть несколько и внутритеатральных проектов. Среди из них — «БТК-КЛУБ», объединяющий всех друзей театра. «БТК PRO» — циклы лекций о театре кукол, на которые спикерами приглашают ведущих критиков страны. Например, с лекциями уже выступалитеатроведы и театральные критики Марина Дмитриевская, Арина Шепелёва, Наталия Сергеевская, Татьяна Кузовчикова, Алексей Гончаренко.

 

Желание привлечь взрослых зрителей не означает, что надо исключить детей. Театр расширяет свои возможности и для детской аудитории. «БТК-ЛАБ — лаборатория для молодых режиссёров под руководством Руслана Кудашова по новой детской литературе». Благодаря этой режиссёрской лабораториипоявилась возможность пополнить репертуар Большого театра кукол новыми спектаклями по современной детской литературе. В основном театры кукол до сих пор показывают только классику — «Колобок» и «Айболит». А тем временем издаются книги для современного ребёнка.Совместно с детскими издательствами БТК предлагает молодым режиссёрам выбрать литературу, которую они хотят раскрыть на театральной сценеи подготовитьв рамках лабораторииэскиз спектакля. Лучшие эскизы попадают на сцену Большого театра кукол в качестве полноценной постановки. Не так давно состоялась премьера подобного спектакля «Мой дедушка был вишней» в постановке Ивана Пачина.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ. ВХОДЯТ ВЗРОСЛЫЕ

 

Более десяти лет назад в Большой театр кукол пришёл новый главный режиссёр — Руслан Кудашов. Вместе с ним на сцену вернулась молодая труппа, а в зрительный зал вошла взрослая аудитория. И сейчас основной репертуар театра составляют спектакли, поставленные с этой молодой труппой. А несколько лет до эпохи Кудашова в театре были представлены исключительно детские спектакли. Но заниматься только детским искусством для театра несерьезно, поэтому требовалось второе дыхание — нужно было возродить традицию взрослых спектаклей, как это было при художественном руководителе Викторе Сударушкине во второй половине прошлого века.

 

Первой постановкой для взрослых стал «Вий» по повести Н. Гоголя, и уже тогда это был немного другой театр кукол. Сейчас Кудашов редко работает с куклами, он делает акцент на «кукольности» самого актёра. Это, например, можно увидеть в постановке «Екклесиаст». Библейское название не должно отпугивать аудиторию, потому что на самом деле спектакль показывает нас: наши будни, наши отношения, наши ссоры, наши поиски, наши мечты, наши страхи, нашу борьбу, нашу жизнь. Иногда мы зависим от обстоятельств, иногда мы зависим от системы, иногда от окружающих нас людей. И такая зависимость лишает нас ответственности за свои поступки, за свои решения, за свою жизнь. Спектакль полностью построен на пластике актеров, а их «кукольность» как раз и заключается в том, что к каждой их конечности, к каждому их порыву подвязаны невидимые нити чужого влияния.

 

Спектакль «Небо в чемодане, или Цуцики в ночи» совершенно иной. Он демонстрирует другую кукольность актёра на сцене. Актёры-куклы этой лирической клоунады приняли решение самостоятельно — они собираются уехать куда-нибудь далеко-далеко, в другое место, в другую жизнь. Они думают, что, сев в поезд, они обретут счастье, которое так отчаянно ищут. Но они всего лишь цуцики в ночи, то есть слепые щенки — стоит им только открыть глаза, и они поймут, что удивительное рядом, за ним необязательно куда-то ехать. И тогда поезд окажется уже чьей-то чужой мечтой. 

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. ПАНЧ И ДЖУДИ УХОДЯТ. ОСТАНЕТСЯ ЛИ ИХ ПУБЛИКА?

 

Готова ли аудитория принимать актуальный театр кукол? Считается, что провинциальная аудитория плохо воспринимает новое в любом виде искусства, не только в театре кукол. В Санкт-Петербурге аудитория повидала многое, она быстрее воспитывается, быстрее адаптируется к происходящим изменениям. И со временем публика начинает понимать, что кукольный театр может быть и с куклой, и без куклы, он может быть из картонки и из глины, он может быть со словами и без слов.

 

В любом случае, для каждого спектакля найдётся свой зритель. Есть те, кто ходит на постановки классической детской литературы. Есть те, кто хочет увидеть новый театр кукол, кто принимает и любит пластичность и метафоры ветхозаветной трилогии от БТК. Ведь зритель ищет свой спектакль так же, как режиссёр ищет свою куклу. Будь это классический Петрушка, марионетка, планшетная кукла или тантамареска. У каждого спектакля, как и у каждой куклы, есть своя интонация — озорство Петрушки, трагичность и беззащитность марионетки. При этом кукле необязательно быть сложной, а спектаклю необязательно выставлять декорации датского королевства и включать длинные монологи «быть или не быть». Иногда даже картонка или кусочек глины может растрогать или рассмешить, а иногда рассказать больше, чем человек.