Будь в экстриме – будь в мейнстриме

Проверяла себя на прочность ЕВГЕНИЯ МАТВИЕНКО

Моё положение «на готове» с упакованным парашютом за спиной и в шлеме длилось около двух часов. Я и мой молодой человек были первыми в очереди на прыжки. Погодные условия менялись каждые 15 минут и, так как мы прыгали без инструкторов, нас не хотели пускать. В эти два часа я много переосмыслила в своей жизни, тысячу раз подумала, зачем мне это, шесть раз передумывала, но когда нам крикнули: «Первая группа-готовность 15 минут», я поняла, что обратной дороги уже нет. Далее примерно 20 минут выпали из моей жизни, в это время я садилась в шумный вертолёт, потом смотрела в окошко, наблюдая, как земля медленно уходит из-под ног, а потом очнулась... Я последняя стояла на краю вертолёта, и инструктор дал команду прыгать. На тот момент я не могла сделать уже ничего, под ногами было множество маленьких точек, напоминающих деревья, здания, машины, а в руках зажаты две ручки от упакованного парашюта. Я их сжимала так, будто надеялась, что если вдруг что, они меня спасут. Я не помню тот момент, когда прыгнула, но зато помню, когда мой любимый парашют открылся! Вот это было счастье, всё остальное было совсем не важно: что я одна лечу, и нет инструктора, который будет руководить всем процессом, что меня может унести ветром и то, что я не смогу приземлиться.

 

Я так же, как и многие юные экстремалы, поддалась искушению, прыгнув сначала «с верёвкой», ну а потом с парашютом. Теперь настало время вселить мужественность и уверенность в наших читателей. Мы взяли интервью у основателей самых известных клубов Санкт-Петербурга как раз для для тех, кто хочет прыгнуть с парашютом и «с верёвкой», почувствовав всю прелесть свободного полёта.

Михаил Малышкин - основатель и организатор парашютного клуба Skydive SPB рассказал нам о тонкостях своей профессии, а также развеял главные мифы парашютного спорта. Вы можете смело доверять Михаилу, ведь он – тандем-экзаменатор и уже много лет обучает тандем-инструкторов по всему миру, выдает международные лицензии.

У меня есть вопрос, который меня очень интересует, поэтому хочу первым делом спросить об этом. Я знаю, что у вас можно прыгать с таким парашютом как «Крыло». Почему в других клубах предлагают прыгать только с десантным парашютом? Насколько я знаю прыгать с «Крылом» намного безопасней и интересней, чем с десантным парашютом. Могу сказать по себе, что, прыгнув с «Крылом», никогда не прыгну, например, с десантным.

 

Данный вопрос актуален только для России и стран СНГ, так как десантирование выполняют менее чем на 1% аэродромов мира. Технология десантирования актуальна для военных во всем мире, но для развлечения и обучения только тандем-прыжки. В России предлагают десантирование только потому что много списанной техники (десантных парашютов) из армии и они бесплатно достаются клубам, которые и используют их в своих целях. Я категорически против десантирования. Это устаревшая технология прыжков прошлого века.

 

 

Можете рассказать о самом популярном вопросе, который задают вам люди, желающие прыгнуть с парашютом первый раз и, конечно же, ответить на него.

 

Откроется ли? – Конечно, откроется. Развитие парашютной техники не стоит на месте, и парашюты открываются всегда! Вероятность что парашют не откроется ниже, чем вероятность, что у вас в машине откажут тормоза. Ведь, когда вы садитесь за руль, у вас же не возникает вопроса – а она затормозит?

 

 

Расскажите, чем же так привлекает прыжок с парашютом новичков в этом деле?

 

Я не могу с уверенностью сказать, что прыжок с парашютом очень сильно привлекает новичков, но интерес, конечно же, есть и, прежде всего интерес, неизвестного и недостижимого. Желание адреналина или познания, проверка себя или получение жизненного опыта – каждый ищет в этом что-то своё.

 

 

Расскажите, бывали ли у вас казусные ситуации? Например, когда люди, находясь в самолёте, отказывались прыгать?

 

Казусов бывало очень много за 15 лет моей прыжковой деятельности. Отказаться от прыжка пытались, но для каждого находится свой лучший путь в небо и ответы на все интересующие вопросы. Ведь каждый, идущий на прыжок, как правило, не просто так оказывается на аэродроме. В итоге после прыжка человек действительно и по- настоящему становится счастливым. Моя задача показать этот путь счастья и погрузить желающих в фантастический мир скайдайвинга.

 

Был лишь один случай отказа от прыжка, мы прыгали с воздушных шаров и в корзине были две девушки, одна просто полетела покататься, а другая готовилась к тандем-прыжку. Перед самим прыжком тандем-пассажирка поймала freakingout (панику), и я просто переодел на другую девушку подвесную систему, и мы прыгнули с ней, а запаниковавшая девушка осталась кататься дальше.

 

 

Можете в нескольких предложениях развеять главные мифы и страхи о парашютном спорте и сказать нашим читателям, почему стоит хоть раз прыгнуть с парашютом?

 

Мифов очень много. И каждый человек собирает свои, я постоянно и только лично работаю с каждым клиентом нашего проекта Skydive SPB и все очень подробно объясняю, вплоть до самых мелочей. Страх, как правило, один: а все ли будет хорошо, все ли откроется. Это и есть самый популярный вопрос, ответ мой – всё будет хорошо и всё откроется!

Дмитрий Белкин – представитель относительно нового экстремального вида спорта в России – RopeJumping, за его плечами свыше 350 прыжков. Дмитрий и его супер-команда «SayA-A-A!» является самой известной в Петербурге компанией, организующей прыжки «с верёвкой».

Можете нашим читателям рассказать, почему этот вид спорта стал так популярен в России? Что так привлекает в RJ людей, которые приходят к вам прыгать?

 

В СНГ много заброшенных сооружений, это позволило развиться сотням команд, нигде больше в мире нет таких благодатных условий. RopeJumping, как ни печально, вырос на руинах промышленной сверхдержавы. Сейчас тематика экстрима довольно популярна.

 

Многие уверены: если ты не попробовал что-то экстремальное, то ты – такой как все, и жизнь твоя скучна и бессмысленна. RopeJumping невероятно доступен финансово и организационно: приехал и прыгнул. Для организаторов это действительно интересный спорт, требующий светлой головы, слаженной командной работы, профессионализма и большой ответственности. Многие прыгуны видят, чувствуют это и рвутся в помощники, некоторые остаются, не спасовав перед трудностями, постепенно обучаются и становятся со временем членами команды.

 

 

Скажите, насколько данный вид спорт безопасен? Какие гарантии даются человеку, который наконец-то решился прийти и прыгнуть вместе с вашей командой?

 

100% безопасности не существует в природе, даже если вы лежите на диване. Понятно, что при падении человека с высоты 30-этажного дома риски априори будут повыше, но в целом сам принцип страховки очень надежный, в нем заложен огромный запас прочности. В подтверждение этому, в Новокузнецке с Ильинского моста, например, на штатной навеске скинули автомобиль. Снаряжение не подводит, подводит человеческий фактор.

 

Можно сказать, что шанс человека погибнуть при прыжке - где-то 1 на 100.000. Это примерно в 4 раза менее вероятно, чем умереть от удара молнии и в 800 раз менее вероятно, чем умереть в ДТП. Но и эту вероятность можно значительно уменьшить, если внимательно подойти к выбору команды для прыжка. Львиная доля несчастных случаев приходится на команды, которые пренебрегают техникой безопасности, используют поврежденное снаряжение, допускают прыжки без касок. В нашей команде используется только исправное снаряжение лучших производителей, у нас накоплен большой опыт разработки объектов и навесок, все ключевые моменты проверяются дважды, до прыжков в обязательном порядке делаются тестовые прыжки, на новых или плохо известных объектах сбрасываются тестовые грузы. Мы постоянно совершенствуем уже существующие техники, чтобы прыжки были действительно безопасны.

 

 

Как вы считаете, должна ли команда, которая занимается RJ, быть официально зарегистрированной, чтобы человек мог доверять ей?

 

Официальность команды никак не связана с безопасностью прыжков. В настоящее время не существует механизма сертификации занятий RopeJumping: в законодательстве РФ такое понятие до сих пор отсутствует и, кажется, не будет введено в ближайшее время. Если команда официально зарегистрирована, представляет себя, как юридическое лицо, это, безусловно, придает солидности, показывает, что люди, стоящие за ней настроены серьезно.

 

 

У Вашей команды есть какие-то высоты, которые вы достигли и такие, которые хотите покорить?

 

Наша команда «SayA-A-A!» одна из первых освоила ряд объектов в нашем городе и области, одной из первых организовывала прыжки с нескольких высоких известных скал. Например, 2013 году мы первыми прыгнули с популярной скалы в Греции, Закинтос. 1 октября 2014 года наша команда совершила прыжки внутрь 200-метровой пещеры "Яма Мамет" в Хорватии, и сейчас является обладателем мирового рекорда по глубине прыжков в пещеру. Часто на скалах приходится бороться с погодными условиями, сложным рельефом местности, отсутствием нормальных точек закрепления, сложностью с организацией безопасной траектории падения, необходимостью не одни сутки добираться пешком до места прыжков.

 

Самым невероятным километровым отвесом для прыжков является скала Тор в Канаде, но к ее вершине нужно организовывать полноценное альпинистское восхождение.

Что касается будущих проектов, у нас есть ряд планов на ближайшие несколько лет, но мы предпочитаем не рассказывать о них заранее, чтобы не сглазить.

 

 

Как вы считаете, каждый человек должен попробовать хоть раз в жизни прыгнуть с «верёвкой» и почему?

 

Вряд ли есть что-то такое, что обязан сделать каждый. Мир слишком огромен, прекрасных возможностей бесконечно много, и далеко не все из них подойдут каждому. RopeJumping – это одна из многочисленных возможностей взглянуть заново на свою жизнь, понять, что повседневные желания, страхи и проблемы незначительны. Первый прыжок - это шанс обновиться, начать жизнь с чистого листа, и очень многие судьбы изменяются, становятся масштабнее и смелее после первого прыжка, у нас накопилось достаточно примеров.

 

Склонность к экстриму дремлет в каждом человеке с рождения, это тяга к первооткрывательству и изысканиям. Чтобы разбудить это чувство, чтобы вспомнить о том, что жизнь скоротечна, и мы слишком мало любим, мечтаем и наслаждаемся красотой мира, обязательно стоит прыгнуть. Взгляд на вещи с высоты птичьего полета - совсем другой.